Юрист: женщина, укравшая Матвея из роддома, не сможет стать его опекуном.


941

Два года назад общество было потрясено таинственным исчезновением из роддома в подмосковном Дедовске новорожденного мальчика Матвея. Сегодня стало известно, что, скорее всего, эта жуткая история имела благополучное продолжение. По версии источников «МК» в правоохранительных органах, ребенка все это время воспитывала его похитительница — женщина, лежавшая в том же роддоме и потерявшая своего ребенка в результате выкидыша.


Юрист: женщина, укравшая Матвея из роддома, не сможет стать его опекуном Фото из семейного архива
17-го июня 2014 эта женщина , 40-летняя жительница Красногорска, прокралась в детскую палату и похитила Матвея, которому на тот момент было около месяца и от которого отказалась родная мать.

И вот только что подмосковные полицейские вышли на семью, живущую в поселке Павловская Слобода Истринского района, в которой воспитывается сын Егор того же возраста, что и Матвей. Свидетельство о рождении Егора оказалось поддельным… В полиции предполагают, что это и есть пропавший Матвей.

Окончательный ответ даст генетическая экспертиза. Но, как стало известно «МК», родная мать Матвея, написавшая отказ, после его обнаружения воспылала к сыну любовью и пожелала, в случае, если Егор действительно окажется Матвеем, вернуть его себе.

Получается, что женщина, воспитывающая мальчика, юридически является преступницей. И если подтвердится факт похищения, малыш у нее должен быть отобран. И тут закон вступает в противоречие со здравым смыслом и интересами ребенка. Ведь он лишится любящей и заботливой семьи. А возвращение его к биологической матери-отказницы тоже не обнадеживает. Как говорится, предавший единожды, предаст снова…

Что посоветуют в такой ситуации психологи и юристы?

«С одной стороны, нормы семейного права предусматривают обязанность родителей забрать ребёнка из родильного дома, — объясняет адвокат Марина Родман. — Более того, за отказ исполнить эту обязанность родители могут быть лишены родительских прав в судебном порядке. С другой стороны, непосредственная процедура оформления отказа от ребёнка в законе не прописана. Однако на практике, если женщина сразу после родов решает, что ребенок ей ни сейчас, ни в будущем не нужен, ей предлагается написать заявление на имя главврача об отказе от ребенка прямо в роддоме. Замужняя биологическая мама должна представить аналогичное заявление и от отца ребенка. Пакет документов передается в органы опеки и попечительства, после чего отказного малыша переводят в отделение для новорожденных в детской больнице. Через 28 дней с момента рождения ребёнок помещается в дом малютки. При добровольном отказе от ребенка мать не лишают родительских прав автоматически. По закону ей дается шесть месяцев подумать, изменить свое решение и забрать ребенка домой. Если этого не произошло, мать могут лишить родительских прав, а сироту передать на усыновление или на воспитание. В этом случае связь с ребенком полностью прерывается. Мать не сможет общаться с ребенком и следить за его судьбой. Существует еще отказ от ребенка на время, если после родов роженица в силу объективных причин не может заботиться о малыше. В этом случае она может навещать ребенка в доме малютки и забрать его в семью, как только жизненная ситуация изменится.

В истории с Матвеем, судя по всему, родившая его женщина оставила малыша навсегда и его судьбой два года не интересовалась. Поэтому у суда имеются достаточные основания, чтобы сейчас лишить биологическую мать родительских прав.


Что же касается той, которая незаконно завладела мальчиком и фактически воспитывала его после рождения, то у нее родительских прав не возникло вообще. Похитив мальчика и подделав документ о его рождении, эта женщин два года нарушала весь комплекс прав ребенка. Более того, ни опекуном, ни приемным родителем или усыновителем украденному малышу она стать не сможет. Ее кандидатура органом опеки и попечительства даже не будет рассматриваться, так как за похищение ребенка женщину привлекут к уголовной ответственности и осудят по закону».

«Если говорить о женщине, укравшей Матвея, то прежде всего ей надо пройти медицинское освидетельствование, — говорит семейный психолог и психотерапевт Олег Шевченко. — Ведь такой поступок, как похищение ребенка, может быть свидетельством психического неблагополучия — либо имевшего место давно, либо появившегося вследствие потери собственного младенца. Если с этим все в порядке, можно говорить о сложной коллизии: с одной стороны, человек совершил противоправный поступок, с другой — этот поступок вроде как направлен во благо, во спасение малыша, от которого отказалась мать. Вот только скорее всего, женщина эта думала в первую очередь не о благе ребенка, а о своем собственном».

«В любом случае в ходе расследования назначается психолого-психиатрическая экспертиза, которая установит состояние женщины на момент преступления, — поясняет адвокат Майя САНДЛЕР. — Также специалисты изучат ее медицинские документы — например, как проходила беременность, все это сопоставится и будет сделано заключение. Если судмедэксперты придут к выводу, что женщина находилась в состояние аффекта (это состояние, когда человек под влиянием крайне сильных эмоций совершает поступки, слабо поддающиеся сознательному контролю), то это для суда является смягчающим обстоятельством. Вызвать такое состояние может любая негативная эмоция (страх, отчаяние, гнев и т.д.). В результате психиатры на освидетельствовании могут обнаружить физиологические последствия (или их отсутствие). Возможно, она окажется душевнобольной, и тогда суд отправит ее на принудительное лечение в спецучреждение. Кроме того, следователи должны выяснить мотив преступления: не из корыстных ли побуждений действовала гражданка, умышленно или неумышленно совершалось преступление? Впрочем, похищение ребенка — это в любом случае уголовное преступление и наказывается лишением свободы».

406