Сынок прости, что ты мне был не нужен


Это моя исповедь, которая лежит в моем сердце тяжелым грузом. Если бы не муж, я не знаю, как я вообще пережила бы это все. Уже прошло почти 19 лет, а я иногда просыпаюсь по ночам в холодном поту.  

Я вышла замуж сразу после школы, за своего одноклассника Генку, мы с ним дружили с первого класса. С 14 лет мы начали гулять вместе и после выпускного посетили ЗАГС. Нашу семейную жизнь мы начали со свекром и свекрухой – это были золотые люди. Я устроилась работать на швейную фабрику, а Гена устроился на шахту.

Через полгода после свадьбы я забеременела, радость для всей семьи. В середине 1979 года на свет появилась наша первая доченька Наталья, Гена плакал от умиления и радости, не выпускал дочку с рук, радовались его и мои родители. Свекруха подошла ко мне и сказала: «надо еще деток, нехорошо, когда в семье мало деток и не откладывайте на позже, рожайте, пока молодые». Я только улыбнулась, а она как накаркала: через 3 месяца Наташенька перестала брать грудь. Я испугалась, пошла к врачу, результат – беременность, опять все рады, да и я тоже, думаю, как раз двоих подряд и поднимем.

В 1980 году на свет появился Сергей. Родился он слабенький, выписали его через месяц, маленького и слабенького. Я боялась к нему подходить, за него взялась свекруха, откармливала.

Жизнь пошла вверх, мы достроили вторую половину в доме, огромную веранду. Детки росли, потом пошли в детский сад. Чтоб не тратить лишние деньги, одежду на лето малышам я шила сама, а деньги копили на зимние шубы и шапки. У нас было большое хозяйство и огромный огород. Каждую осень мы выходили всем семейством и копали картошку. И вот в этот год тоже надо было капать урожай, но я неделю не могла встать с кровати, ноги были словно ватные, голова, словно кувалдой по ней ударили. На работу пошла, а с работы на скорой в больницу, а там: жить будете и диагноз – беременность 6 недель. Поговорила с Геной, решили, что рожать не будем. Решили поговорить с родителями, мои молчали, а свекруха начала причитать, что ребенок – это дар Божий. В общем, в 1984 году на свет появилась Анюта. «Не ребенок, а ангел», умилялась свекруха.

Ангел не ангел, но после рождения Ани мы начали еще больше предохраняться, хватит с нас ангелочков, но советская контрацепция оставляла желать лучшего. И вот в конце 1985 года задержка 3 недели. «Беременная», опять проскочило в голове. Сказала мужу, он начал говорить, что все-таки предохранялись, не может быть. Решила что пойду к доктору после новогодних праздников, но перед новым годом меня начало активно тошнить, а на новогоднем утреннике у Сережи я чуть не упала в обморок, так что надобность идти срочно к врачу отпала сама собой.

Я не знала, как быть: четверо детей, ужас, делать аборт тоже не хотелось. Проблему разрешила моя мама. Увидев мое состояние, она просто подошла и сказала: «Галочка, рожай, если надо, я заберу ребеночка, ты только роди, не губи его, и я на старости порадуюсь».

В 1986 году на свет появилась Ирочка, но бабушка радовалась недолго – через год ее не стало. Потом в страну пришел кризис, меня сократили с фабрики, Гена работал, но ничего не получал, нас тянули его родители на свою пенсию. В разгар «голодовки» умер свёкор, через полгода свекруха и мы остались одни без ничего и с четырьмя детьми на руках. 

Сказать, что было трудно – ничего не сказать. Иногда мы просто жарили тесто и ели, Гена ходил фабрику, где жарили гречиху, набирал мешок шкарлупы и нес домой. Мы набирали ванну воды и высыпали мешок туда, а потом вылавливали гречку в шкарлупе. Если повезет, то можно было насобирать 100 граммовую чашку. В общем, не жили, а выживали, одну сосиску делили на четверых детей, а дети постоянно мечтали о яишнице да хлебушке беленьком.

Добрые люди посоветовали пойти в горисполком, там посылки присылали многодетным. Я никогда в жизни не просила, но видя моих деток, решилась пойти. Вот и начала примерять что-нибудь из старых запасов, да поприличней. Нашла свой розовый костюм, примерила – странно: руки, ноги вроде худые, тощие даже, а вот грудь и живот не очень (в то время мы, взрослые, почти ничего не ели, только пили больше воды, чтобы есть не хотелось). Были задержки, 2 раза бегала к гинекологу, думала беременность, оказалось от нехватки витаминов, да и сексом с Геной мы месяца 4 не занимались уже. Поэтому, махнув рукой, я одела костюм и отправилась в горисполком. Там я встретила знакомую, которая спросила: «Что, демографию поднимаете?» Я отнекивалась, а она сказала, что видно месяц 5 уже! 

Я пришла домой и показалась в этом костюме мужу, он обомлел и на следующий день мы пошли к гинекологу, сидели, дрожали как подростки. Но хоть дрожи, хоть нет – беременность 5 месяцев. Мы в шоке, я расплакалась прямо в кабинете, кричала, что мне не нужен этот ребенок, куда мне пятого, врач только разводила руками.   

Мы шли с больницы и молчали. Я плакала, Гена психовал. Придя домой, я сказала, что ребенка не будет, он промолчал. Я ходила по знакомым и спрашивала рецепты для срыва беременности, но они все были для ранних сроков, а тут он уже бьётся, жалко, все-таки уже живой человечек. 

Через месяц позвонила врач и попросила подойти на разговор. Беседа была о том, что врач нашла моему ребенку новых родителей, каких-то богатых из новых русских, они и деньги за ребенка заплатят. Но мне не были нужны деньги, так как и ребенок не нужен был и я согласилась.

Остальные 3 месяца были как рай: богатенькие навезли нам фруктов, овощей, мяса, мы шиковали, а я была как инкубатор, да и рада была. В 1993 году я родила мальчика, его сразу забрали и отдали тем родителям, а я вернулась домой. Поначалу жалела, а потом даже и забыла, а тут через 3 месяца прибегает домой Наташа и говорит, там тетя приехала с ребеночком. Я во двор, а там докторша с сынком моим и говорит, мол, те родители отказались, не готовы и вернули. Она принесла спросить, в детдом его или заберете. Я стояла в ступоре, не знала, что сказать. Тут из сарая вышел Гена и сказал: наш – значит забираем.

Так у нас появился Павлик. С ним было уже легче, Наташенька была уже невестой, да и Сережка взрослый, помогали, как могли. Вскоре Гена нашел новую работу, кризис начал потихоньку отступать, мы начали подниматься с колен. О жизни долго рассказывать, скажу только, что в 1997 году у нас родилась Ксюша. Сейчас мы с Геной нянчим внуков от старших деток, Павлик учится в институте, поступил самостоятельно на бюджет, очень умный мальчик. Любит нас с папой ужасно, пошел подрабатывать, чтоб покупать нам подарки на праздники.

А я иногда думаю: Боже мой, а я же его отдала в чужие руки, а если он узнает, как он отреагирует? Вот так живешь и думаешь: как я могла отказаться от своего ребенка, как я могла кричать, что мне он не нужен? Прости меня сынок, пожалуйста! Я тебя очень сильно люблю! У меня просто была безысходность

Автор: Галина Николаевна

1276