Дама в белом пушистом пальто мучила другую даму


Дама в белом пушистом пальто мучила другую даму. Даже не даму, а бедно одетую женщину с коляской. И с маленькой девочкой в очках. Это в магазине сейчас было. Дама в белом пальто очень ласково разговаривала; она ласково задавала вопросы. И покачивала сочувственно головой, выслушивая ответы. Как учитель младших классов. Или психиатр на экспертизе.
«Почему ваша девочка в очках?»; «Ах, она плохо видит, надо же! Да, заметно, что один глазик косит. Это вам операцию придется делать. Хотя может не помочь. А почему ваша девочка молчит? Ах, она стесняется? Может быть, у нее аутизм. Сначала родители думают, что стесняется ребенок. А потом оказывается, что он психбольной. А кем ваш муж работает? Двоих детей ведь трудно сейчас содержать. Одни очки вон сколько стоят! А сколько младшему лет? Который в коляске?»… И бедно одетая женщина покорно отвечала — такие дамы гипнотизируют. Трудно их оборвать и уйти, есть в них что-то начальственное, липкое, обволакивающее. Я знаю. Поэтому я просто прошла между ними, разделяя невидимые узы. И стала картошку выбирать.

Мама с детьми ушла, а дама в пальто мне доверительно сказала: «У нее и коляска закрыта почему-то. Там, наверное, вообще монстр сидит. Нарожают нищету!». Я отвечать не стала, взвесила картошку, мороженое купила хорошее. Три. Тяжело на душе было, вот и купила. Но суть не в этом. Пока я копалась в ящике с мороженым, случилось вот что: дама в белом пальто взяла банку с майонезом. Просто взяла банку. И случилось нечто удивительное — банка у нее в руках то ли лопнула, то ли взорвалась. Короче говоря, конец пришел и пальто пушистому, и шляпе пуховой, и даминому макияжу — все в жирном майонезе. Бабах! — как в детстве говорили. Все заохали и побежали ее отчищать и мыть пол. И стены. И другие продукты. Бабах был сильный, здоровский, как мы в детстве говорили. А мороженое я, конечно, отдала этой маме с коляской и девочкой в очках. Я и сама в очках, чего там. Люди в очках должны помогать друг другу! — так я сказала, и мы засмеялись с девочкой Леночкой. Она мне сказала, как ее зовут. И леночкина мама засмеялась. И коляску открыла — там никакой не монстр, а толстый малыш спит с румяными щеками. Ему тоже дома дадут немножко мороженого. Кому мороженое, а кому — майонез на пальто. Сверху все видят…

Анна Кирьянова

716