Преступная беспечность


Реаниматолог Владимир Шпинев рассказал истории из своей практики – специально для тех, кто все еще не пристегивается в машине.

– Мамуль, меня Вадик пригласил покататься, – обняла двадцатидвухлетняя невысокая белокурая симпатичная Оксана свою начинающую седеть мать.
– Доча, вы только недолго, тебе завтра ехать на учебу.

– Мам, – поморщилась девушка, – ну чего ты, я на пару часиков, туда и обратно, – зеленые глаза озорно сверкнули, – ты даже не успеешь соскучиться.
– Быстро только не гоняйте, я знаю, Вадик твой – тот ещё шумахер.
– Он же опытный водитель, не переживай ты так, но ради тебя попрошу его не лихачить, – еще крепче обняла свою мать девушка, – всё, давай, чау!

За окном раздался нетерпеливый гудок. Оксана схватила своё синее кашемировое пальто, кружась, надела. В этот момент она светилась от счастья, торопливо натянула туфли и выбежала в подъезд. Послышался быстрый стук каблуков.
Мама выглянула в окно. Дворовые дети, интуитивно чувствуя ритм природы, подкидывали в воздух разноцветные листья, наблюдая за полетом воздушных балерин. Холодный осенний ветер, словно в сговоре с ними, подхватывал желтеющие листья, заставляя танцевать чудесный воздушный вальс. Стоящий у подъезда высокий парень, в синей спортивной куртке, увидев, что Оксана открыла дверь, отбросил сигарету, галантно распахнул переднюю дверь большой черной машины. Достал с переднего сиденья красивый букет красных роз, вручил любимой, молодые обнялись, поцеловались. Девушка запрыгнула в машину. Послышался мощный рокот двухсоттридцатисильного скайлайна.
Пожилой женщине нравился этот парень, ей казалось, что у молодых будет хорошее будущее. Он военный офицер, с хорошим окладом, перспективой роста, она – на третьем курсе политехнического института. Красивая пара. Да и очень уж хотелось понянчить внуков.
– Господи, дай им счастья! – прошептала она.
Вадим повернул ключ зажигания, мощный двигатель утробно зарычал, выдавая в себе мощь машины, не привыкшей к спокойной езде.
– Ну что, милая, куда направимся?
– Ты кавалер, тебе решать, – улыбнулась девушка, – только я сегодня пообещала маме, что приду пораньше, мне завтра на автобус, а я ещё даже сумку не собирала.
– Хорошо, предлагаю на Белую гору скататься, погода отличная, закат должен быть прекрасным, по пути заедем в шашлычку, перекусим.
– Отлично, я как раз голодна, – одобрила выбор девушка, повернувшись, хотела было пристегнуть ремень.
– Милая, успокойся, ремни для лохов, меня каждый полицейский в городе знает.
Девушка улыбнулась и удобнее уселась в глубокое сиденье, правой рукой сжала кисть своего друга, парень отпустил руль, управляя свободной. Резвая машина слушалась пилота, точно они были единым целым. Вскоре они мчались по загородной трассе, лихо обходя неспешащие автомобили. Не снижая скорости, пролетели местную деревню, свернули за магистраль ЧИТА – ХАБАРОВСК.

Скорость будоражила, возбуждала, парень гладил кисть своей любимой девушки. По встречной полосе, выворачивая из поворота, показалась большая белая фура.
– Ёпт, что он творит? – матюгнулся парень. Навстречу им, объезжая колонну приближался зелёного цвета джип, видя, что по встречной полосе на большой скорости приближается скайлайн, он попытался вернуться на свою полосу, но было поздно.
Валерий, сжав сильнее кисть девушки, резко крутанул руль вправо. Оксана от ужаса завизжала, закрыла левой рукой глаза. Умелым маневром ему удалось избежать лобового столкновения, однако потерявшая управление машина, столкнулась с отбойником.
Столбик буквально вгрызся в бампер, ближе к правой стороне. Удар. Грохот. Скрежет. Взрыв подушки безопасности. Всё смешалось. Раздутая подушка вбила парня в сиденье, больно оцарапав лицо, разбив нос в кровь. За доли секунды он почувствовал, как теряет связь со своей любимой.
Оксане не повезло. Нет ремня, не сработала подушка безопасности. По инерции она полетела вперед, голова врезалась в лобовое стекло, запрокинулась назад, хрустнули позвонки. От удара лобные кости впились в головной мозг, осколки рассекли лицо, травмируя левый глаз. Вылетая из машины, ноги оказались на изломе, кости обоих бёдер раскрошились. Вперед летела уже безжизненная кукла, получившая ранения, не совместимые с жизнью, покатилась по обрыву, остановилась в странной позе, будто много лет изучала йогу.
Водитель джипа, ужаснувшись последствию своего опасного маневра, притопил педаль газа.
Вадима доставили в травматологическое отделение, кроме перелома двух рёбер, ушибов и царапин, он ничего более не повредил. Он сидел возле рентген-кабинета, обхватив голову руками, рыдал, не чувствуя боли, рыдал так, как никогда в жизни, он понимал, что случилось непоправимое, что уже никогда не увидит Оксану.
Девушка погибла. Она была единственной дочерью, она ещё не познала радости материнства, не вкусила жизни. У неё был шанс – если бы она пристегнулась, но бравада убила её. Это ляжет тяжелым грузом на совесть Вадима.
.. Под Новый год в моё дежурство привезли моего соседа. Через неделю он должен был сыграть свадьбу, невеста была на третьем месяце беременности. Не пристегнулся. Лобовое столкновение. Я не сразу его узнал, настолько он ужасно выглядел – сметена лобная кость, из грязной раны виден чуть пульсирующий головной мозг. Лицо в крови, изо рта кашлевыми толчками организм пытался избавиться от красной пенистой жидкости. Почерневшие губы, что-то бормотали. Экстренно перевел его на искусственную вентиляцию лёгких, в три реки стали лить растворы. Какое-то чудо держало его на нашей бренной земле. Успели прооперировать, вытащить кости из головного мозга, убрать гематому. Но спустя четыре часа он умер. Через шесть месяцев невеста родила сына. Сын остался без отца. Мама ушла в загул, отказалась от первенца, отдав мальчишку на воспитание родителям парня. Я их часто вижу вместе, дед с бабушкой души в нём не чают. Маме он не интересен. А был бы пристёгнут…

Вам мало примеров? Я могу бесконечно писать такие печальные исходы нашей беспечности. Я их описываю у себя в блоге, после дежурства, всё время напоминаю – ПРИСТЁГИВАЙТЕСЬ, ПРИСТЕГИВАЙТЕСЬ, ПРИСТЕГИВАЙТЕСЬ!!!

Но нет, находятся «дочери боевых кондиционеров», говорящие, что с ремнями не все так однозначно, что проклятый ремень мешает выбраться из машины в самый ответственный момент. Хорошо, вот вам другой пример. Я до сих пор помню то дежурство, это было 1 августа 2005 года. Один за другим стали поступать в наше отделение травленные, резаные. Бригада пахала на износ. Ольга, сестра-анестезист, вышла с чемоданчиком из операционной, зазвонил сотовый. Ответив, женщина побледнела, осела.
Друзья её дочери сообщили страшную новость – погибла её дочь. Двое парней и двое девушек были не пристегнуты, катались по загородной трассе, водитель не справился с управлением, машину развернуло боком, вылетела в кювет, стала крутиться, превращаясь в смертельный аттракцион, где ребят швыряло по всему салону. Девушку выкинуло через окно. Повезло? Нет. Полуторатонная машина раздавила всем своем весом бедную девушку. Ей не было еще и шестнадцати. Брак, не скрепленный чувствами и единственной дочерью, – распался.
И потом, вот скажите, как часто аварии случаются на мосту, там, где надо будет вовремя выпрыгнуть из машины, чтобы не утонуть? Я вот за последние пять лет помню только один случай, когда мужик попал в болото. Зато аварии, происходящие на трассе, случаются каждый божий день, каждый день – чьи-то покалеченные судьбы. Каждый день люди по глупости и излишней браваде погибают.
Другой возразит: «От ремней безопасности – печень лопается».
«Дружище, если от такой силы удара у пострадавшего рвется печень, то его уже ничего не спасет, поскольку это настолько страшная авария, что не пристегнувшегося человека будут собирать по кускам, сошкрябывая с асфальта. А так хоть в машине останется, будет что хоронить».
И да, кстати, пассажиров с задних сидений это тоже касается. Почему, спросите вы – впереди стоящие сиденья же спасут? Нет! Не спасут. Поведаю еще на одном примере. К нам как-то привезли дитя восьми месяцев, с тяжелой черепно-мозговой травмой и женщину с переломами верхних конечностей, ребер. Как оказалось, в легковой машине ехала семейная пара, мужчина за рулем, супруга рядом и их малыш, в детском кресле, они все были пристегнуты. А вот тётя, сестра мужа, была не фиксирована ремнём. Так вот в момент аварии она оказалась в роли пушечного ядра, летала по салону, себе увечий наделала и голову ребенку раздавила своим задом. Вот так.
Помните, друзья мои, – ПРАВИЛА ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ написаны кровью, я эту кровь вижу и знаю, о чем пишу, я не диванный аналитик, а тот человек, кто встречает без очереди в клинике любого, ибо я реаниматолог. И я пристегиваюсь, и заставляю пристегиваться своих пассажиров, и вам советую делать то же самое!

Владимир Шпинев

1039