Мне скоро 29, уже сама обзавелась детьми. Но чувство «благодарности» к матери порой накатывает до невозможности.


Мне скоро 29, уже сама обзавелась детьми. Но чувство «благодарности» к матери порой накатывает до невозможности.
Когда мне было 6, отец, не выдержав любвеобильности ненаглядной женушки, объявил его же идею о свободных отношениях в браке ошибкой и смотался в Афган. Появился на горизонте, когда я уже заканчивала ВУЗ. К слову, сваливая, таки на словах велел матери сохранить дом для меня.
Матушка, решив, что мне срочно нужен новый папка, сошлась гражданским браком с жителем коренной национальности в здешней местности. Тот был на пару лет ее моложе, но интеллектом не отличался. В 8 лет мне было воочую представлено мужское достоинство, которое я удачно прихлопнула книгой, так не продуманно на нее положенное. Мать мне не поверила. Уехала к бабушке.
в 10 лет мать решила, что лучше жить со старым хреном, но в достатке, нежели сосать лапу. И схлестнулась с каким-то подполковником в отставке. Забрала меня от бабки в его логово, где мы и прожили худо-бедно пару месяцев. Дальше: мамин диагноз о туберкулезе, их гражданский же развод, мое возвращение к бабушке.
Мать вылечилась, но потеряла престижную работу. Опека надо мной бабушкой была само собой разумеющимся решением неизвестно кого.
Дальше в ее жизнь пришли пара уголовников, наркоман, благодаря которым я потеряла драгоценности (подарочки из золота не самого хорошего качества), красивую мать и спокойную жизнь, но зато приобрела сестру, болячки матери-алкоголички и самостоятельность.
Я никогда не забуду, как родной отец моей сестры таскал меня за волосы с малышкой на руках, просто за то, что я пыталась унести ее, 6-месячную, подальше от зверств над матерью. Мне было 13. Никогда не забуду, как за день до вступительных экзаменов обнаружила полуживую мать, заваленную одеялами в комнате со свежим запахом крови. В пед после 9 класса я не поступила. Мать — в реанимации, я с 2-хлетней сестрой — у бабушки.
Потом она его простила. К тому времени, нахлебавшись вдоволь, я перестала надеяться на то, что к матери вернется благоразумие и даже не совалась в этот бедлам. Лишь изредка забирала сестру на выходные, чтобы хоть изредка она могла отъесться. Забрать ее не могли: мне надо было заканчивать учебу, да и жили мы на супернищенскую бабушкину пенсию и огромный огород.

Когда мне стукнуло 16, бабушка умерла. Невозможно передать, чего я навидалась тогда. Меня выгнали из родного дома родные дядья, вспомнившие, что у бабушки не было завещания, зато у меня была «живая мать». А потом на целый день приехал папа и увез меня к своей матери. И смотался снова. Зашибись. Я жила наедине с вдовой стажем в 10 лет, которая гостей-то не принимала, не то, что давно забытых внучек. Ее хватило на первую четверть 11 класса. В ноябре 2004 года я ехала черт знает куда…
Приехала к матери. На тот момент отчима все-таки посадили, поэтому целых пару месяцев жилось спокойно. Пока не новый отчим, пожар и водка, водка… Мать лишили прав, ее брат забрал к себе мою сестру, так и воспитывает. Ну хоть кто-то при доме.
К черту все, уехала к отчиму матери — дед всю жизнь ходил к бабуле в гости, несмотря на развод. Решив, что в тесноте, да не в обиде, он приютил меня до выпускного.
По итогу: закончила школу с серебром, работала как лошадь. ВУЗ в красным дипломом, съездила на Урал, приехав, обзавелась семьей. Взяла мать к себе. Кодироваться мы не хотим, а собственного запала надолго не хватает. Каждые полгода уезжает в «веселый отпуск». Бабушка она хорошая, но петух регулярно клюет, куда не нужно. Тогда скандалим. В процессе чего выясняется, что она меня не так воспитывала, что я могла быть и поблагодарнее и хреновая из меня дочь. К слову, не работает, живет с нами уже 6 лет. Уходит, громко хлопая дверью. Или же я громко лопаю свое терпение. Через месяц отхожу.
Семейная жизнь у меня хорошая, тихая и щедрая. Муж уважает мать, но не доверяет. Как и я. Поэтому рады ей трезвой, но уже не надеемся на ее счастливый финал. А к отцу ездим регулярно в живописное местечко на Алтае. Поняла и простила.
Всем добра и мозгов!

1131