КАК Я СТАЛА СТЕРВОЙ


Так сложилось, что мне пришлось переехать с трехмесячной дочкой на руках в незнакомый город одной. Город небольшой, такая себе тихая забитая провинция. Со своим укладом, в быту называемым «жлобство». Вот как глубокая Дарница, но во всем городе. Урны не спасают от мусора, штрафы — от парковки на тротуарах, полицейский патруль — от пьяных песен в половине третьего ночи. Жить можно, но как-то невесело.

И то ли эта обстановка так угнетающе подействовала, то ли материнский инстинкт во весь рост выпрямился, то ли просто так совпало, — но я не просто стала замечать недостатки окружающего мира, я стала крайне болезненно на все эти вещи реагировать. И обычная жизнь превратилась в повсеместную борьбу за свои права. Потому что, как выяснилось, большинство людей на периферии считают что с маленьким ребенком нечего таскаться по городу, с коляской вообще один маршрут — по центральной городской аллее кругами. И вообще. Родила- сиди дома.

Мой активный образ жизни и необходимость все устроить на новом месте, а также отстутствие какой-либо помощи со стороны, вынудили меня много и часто передвигаться по городу. И мало того, что современные города (даже столица) не приспособлены для передвижения мам с колясками, так еще и общество не готово впустить этих самых мам. Таким образом, решение простых бытовых вопросов превратилось для меня в поле боя.

Вот например, курение. Раньше я просто кривилась от неприятного запаха и старалась самоустраниться. Сейчас же — объявила курящим в подъезде соседям священную войну, с вызовом полиции, протоколами и штрафами (естественно, после вежливых просьб и попыток уладить мирным путем). В квартиру дым больше не тянет, но и соседи со мной не здороваются, называя «притрушеной с седьмого этажа» (но чаще, понятно, непечатными словами). Не скажу, что меня это сособенно беспокоит.
К курящим на остановках и в прочих местах общесвтенного пользования я теперь просто подхожу и прошу погасить сигарету. Обычно извиняются и выкидывают без проблем, но иногда бывает и спорят, и ругаются, и матом послать могут. Хотя раньше мне достаточно было отойти в сторону.

Проехаться с коляской в общественном транспорте — тот еще квест. Кто хоть раз ездил — поймет. Дождаться, впихнуться, проигнорировать вопросы типа куда и зачем я еду с коляской, когда можно пройтись пешком (ага, 8 км) и вообще мороз, зачем ребенка вытащила. На это я уже отрастила дзен и не обращаю внимания. Не надо было бы — не ехала бы. К счастью, общественным транспортом не так часто приходится пользоваться, но вот что реально удивляет — это водители такси. Реально приходится каждому второму доказывать, что моя коляска влезет в багажник, что да, мне действительно необходимо ехать и конечно я заплачу.

Поесть я могу в двух ресторанах, выпить кофе — в четырех кафе. В остальные просто невозможно заехать с коляской. И после столицы видеть удивленные глаза гостей и официантов-немного удивительно. А из одного ресторана меня просто попросили выйти, т.к. у них люди отдыхают и мой ребенок (спящий) может им помешать, а вдруг я кормить зашла и кто-то увидит грудь. Пришлось звать администратора, просить книгу жалоб и ругаться. Не потому что сильно хотелось там остаться, а протому что на мой взгляд, подобное отношение к любой категории людей, является неприемлемым. Стоит ли удивлться, что мое возмущение никто не понял. Администратор так и сказала, мол, у них не принято впускать с колясками и «вы что, дома поесть не можете?». Да, шок.

Аптеки — это отдельная история. Мне пришлось объехать весь район, чтоб найти аптеку, в которую я могла бы заехть коляской. Восемь. Восемь аптек, в которые не заехать. То же самое в магазинах. В одном крупном супермаркете пришлось звать администратора и требовать наказать уборщицу, которая в грубой форме сказала что нечего коляской грязь развозить, лучше бы я ее на улице оставила как все нормальные люди. Не знаю чем закончилась истрия для нее, но в тот супермаркет я больше не хожу. Как учила одна мудрая женщина — если продавец не заботится о твоем комфорте, наказывай рублем.

Об отсутствии пандусов и хоть каких-то заездов в магазины, торговые центры и прочие места общественного пользования, я думаю, писать особо не стоит, т.к. это проблема всеукраинского масштаба, к сожалению. Это до сих пор шокирует, и что меня особо расстроило — я не замечала этой проблемы, пока сама с ней не столкнулась. И стыдно. Я с коляской, я в принципе могу ее поднять, перенести, подвинуть, объехать препятствие, и чаще всего — без посторонней помощи. А что делать людям, которые НА коляске? Страшно представить, как они выживают.

Конечно, не все так ужасно. Возле моего подъезда теперь паркуются так, чтобы оставалось место проехать коляской. В магазинах, где часто покупаю продукты, охранники теперь открывают двери всем мамам с колясками. В одном из кафе установили пандус (хотя там и так всего две ступеньки и коляской нормально можно заехать). В ресторане поставили пеленальный стол. То есть моя противность и ругань — они приносят плоды и не только для меня.

Неоднократно я слышала в свой адрес «овуляшка», про «яжемать» только ленивый не сказал, да я и сама понимаю, что стала противной. Но к огромному моему сожалению, наше общество не готово быть лояльным и дружелюбным по отношению к матерям. Каждый раз, выходя из дома, я готовлюсь к войне, и мысленно держу оборону. Я всегда наготове, всегда готова защищаться и дать отпор. И чаще всего это приходится делать неоднократно. Не там проехала коляской, не так припарковалась, не так одет ребенок, куда в мороз вышла простудишь, совести нет кормить при людях, зачем это ешь тебе нельзя.

Так и хочется спросить: люди, вы серьезно?! Вы вот сразу взрослыми родились? Женщины, бабушки, у вас детей не было? Вы себя не помните? Или это какой-то особый вид садизма — типа нас терроризировали, теперь ваша очередь? Или просто человеческая бестактность? Мужчины, дорогие, дверь придержать в магазине, помочь с коляской, отойти с сигаретой — это непосильно для вас? Я понимаю, рожаем для себя и не стоит рассчитывать на посторонних, но есть же какие-то человеческие ценности, принципы?

Я очень рада что стала мамой и нравлюсь себе в этом качестве. Но то что приходится быть стервой, чтоб сохранить рассудок — это мне не очень нравится. И я не хочу делать выбор между вежливостью и своим душевным равновесием.

Жаль, но пока что этот выбор делать приходится ежедневно. И стерва выигрывает.

1356