ПОМОЩЬ НА ВОЙНЕ О чудесах святителя Николая и преподобного Серафима Вырицкого


Эту историю рассказала мне Людмила Владимировна С. Ее бабушка, Варвара Степановна Яцун, трудилась при храме Казанской иконы Божией Матери в Вырице: пела в хоре, помогала при уборке храма, принимала священников. И это в тяжелые 1930-е, 1940-е, 1950-е годы. Человек она была доброжелательный и гостеприимный. Когда строился ее сосед, она постоянно говорила внучке: «Возьми молока и отнеси соседу». Та не понимала: «Бабушка, да зачем? Нам самим оно нужно». А бабушка: «Возьми, внученька, и отнеси ему. У него трое детей. Он строится и нуждается».

Варвара Степановна постоянно прибегала за советом и молитвой к преподобному Серафиму Вырицкому и жила его наставлениями.

Когда началась Великая Отечественная война, муж ее, Михаил Родионович, и все пятеро сыновей отправились воевать. Всем им Варвара Степановна вшила в гимнастерки иконочки святителя Николая Чудотворца и наказала молиться ему. Преподобный Серафим утешал ее: «Вернутся они». И действительно, с войны пришли и муж, и все пятеро сыновей. И притом все они побывали в самом пекле.

Муж и младший 15-летний сын пошли в партизаны. В 1944 году угодили они в засаду к немцам. Их схватили и заперли в сарае, намереваясь утром расстрелять. А наутро в село стремительно ворвались красноармейцы. Немцам стало не до пленных, самим бы ноги унести. Потом сын воевал в Красной Армии, освобождал Европу.

Другой сын, Александр, служил на железной дороге и водил поезда на самых опасных участках под немецким обстрелом. Его товарищи погибали один за другим, а на нем – ни царапины. Его сослуживцы удивлялись: «Да ты как будто заговоренный». Не знали они, что хранили его предстательство святителя Николая, молитва преподобного Серафима и горячие материнские моления.

Очень тревожилась Варвара Степановна за своего сына Ивана. Ванька рос парнем бедовым, задиристым и хулиганистым. Любимой его забавой было запрыгивать на поезда и прыгать с них. На войне эти качества очень даже пригодились: Иван Михайлович пошел в разведку. Специализировался он на взятии «языков». Брал их десятками, профессионально, без лишнего шума. Вся грудь у него была в орденах. Матери старался писать он аккуратно. И вдруг, в самом конце войны, в апреле, – как в рот воды набрал: ни слуху ни духу. Уже отгремел победный салют 9 мая, уже возвращаться стали воины-победители, а от Ивана нет вестей. Приходит Варвара Степановна к преподобному Серафиму со слезами: «Батюшка, скажи мне прямо: жив ли мой Ванька али мертв?» И преподобный Серафим ей ответил: «Жив он, жив. Но сейчас он в чужой стране. И был он между жизнью и смертью».

И вдруг возвращается Иван. И рассказывает: когда брал он своего последнего «языка», уже в Австрии, немцы подорвали здание, в котором они были. К счастью, товарищи вытащили его из-под развалин. Но несколько суток в госпитале был он между жизнью и смертью. Насилу выходили его врачи. Но, наверное, вряд ли это было возможно без помощи свыше. От милостивца нашего, святителя Николая. И от молитвы преподобного Серафима Вырицкого.

Диакон Владимир Василик

675