Супруга одного из самых необычных современных предпринимателей Германа Стерлигова написала книгу о своей жизни «Мужем битая».


 

Супруга одного из самых необычных современных предпринимателей Германа Стерлигова написала книгу о своей жизни «Мужем битая».
Российский бизнесмен Герман Стерлигов известен не только тем, что в «крутые» 90-е открыл биржу «Алиса» и стал первым легальным долларовым миллионером РФ, но и благодаря своему эксцентричному, подчас шокирующему поведению. Он несколько лет жил в «поселке российских олигархов» на Рублевке, потом разорился, продал дом и перевез семью в лес, в глушь, без центрального отопления и водопровода.

Супругу, привыкшую к роскошному образу жизни, попросил отныне носить платок, варить обед в котле на огне и рожать дома. Детей перевел на домашнее образование, обучил стрельбе из автомата и владению шашкой, а еще — запретил смотреть телевизор и… чистить зубы. Тут же поползли слухи, что жену он поколачивает, а детей тиранит. Супруга предпринимателя, Алена Стерлигова, ответила злопыхателям книгой об их с Германом любви и семейной жизни «Мужем битая», презентация которой состоялась в Киеве.

Красивая, ухоженная женщина с блеском в глазах поведала «ФАКТАМ» о секретах счастливой жизни с неординарным мужчиной, о компромиссах и том, через какие испытания прошли их отношения за 25 лет. «Люди часто осуждают наш образ жизни, придираясь и к тому, как Герман относится ко мне, и к тому, что мы живем „асоциально“, — сказала Алена. — Но они не могут сравнивать, ведь знают только одну, свою, сторону, тогда как мы с Германом знаем оба мира и живем не по шаблону».

— Прочитала, что вы вышли замуж без любви. Что это было — расчет или интуиция?
— Интуиция, я думаю. И сострадание. За несколько дней до встречи с Германом я сдавала в Полиграфическом институте госэкзамен, долго с умным видом что-то рассказывала преподавателю, а он мне выдал: «Вы будете женой большого начальника, а вот специалистом — никогда». Через два дня я встретила Германа и вышла за него замуж.

А познакомились мы у нас дома. Дело в том, что после смерти отца мама влезла в долги, поэтому сдавала квартиру, а Герман как раз искал себе офис и пришел посмотреть помещение. Разговаривал с мамой на кухне. Я поздоровалась и вышла, но успела услышать, как гость спросил хозяйку: «Вы не возражаете, если я женюсь на вашей дочери?» Мама решила, что это шутка, а Герман сделал мне предложение в тот же день. Причем сформулировал так: «Выходи за меня, я буду миллионером». Тогда все мечтали стать инженерами, врачами, и о том, что такое миллионер, я знала разве что из книг Ильфа и Петрова. Мой ответ «Я же тебя не люблю» его ничуть не расстроил: «Не важно, полюбишь. Главное, что я тебя люблю».
Я знала, что замуж надо выходить по любви, и решила не соглашаться. Но внезапно его арестовали, и я почему-то распереживалась, испугалась, что Германа могут посадить… А когда на третий день его выпустили «ввиду отсутствия состава преступления», сама сказала: «Бери меня в жены, а то даже мои передачи для тебя не принимают». Через три дня мы поженились. Год спустя Герман действительно стал миллионером. Деньги хранил в мешках.

— А вы поставили точку на карьере, увлечениях, подругах…

— Герман сразу сказал, что работать я не буду, хотя наши родители были с ним в корне не согласны. На всякий случай он даже выбросил мой диплом. Сегодня я понимаю, что если бы все-таки пошла работать, семья бы распалась. Занятая жена не вписывалась в бешеный ритм его жизни. Женщины меня часто спрашивают: «Тебе что, достаточно роли матери и жены? А как же самореализация?» Но ведь рядом с интересным активным мужчиной я становлюсь попеременно то миллионершей, то овцеводшей, многодетной матерью, учителем. Если отдаваться всему этому на все сто, жизнь получается увлекательной, да и работаешь в итоге только на себя.
Потом Герман хитро сделал так, что из моей жизни исчезли подруги. Как только узнавал, что я собираюсь встретиться со знакомой, тут же предлагал провести время с ним. А у мужа всегда такая насыщенная, интересная жизнь, что мой выбор был очевидным. Да и частые переезды не способствовали женским посиделкам. Не могу сказать, что я жалею об этом. Моими подругами стали старшая дочь Полина и Герина мама. По пальцам можно перечесть дни, которые мы с дочкой провели до ее замужества врозь.

Кстати, история любви Полины очень похожа на мою. Однажды товарищ мужа приехал к нам по делам вместе с неким юношей. Полина накрыла им стол и ушла. Через три дня молодой человек приехал к нам свататься. С белым в серых яблоках жеребцом в подарок. Полина, конечно, сказала, что не любит его. А юноша, будто подсмотрев наше с Германом прошлое, ответил: «Полюбишь». Я рада, что дочка вышла замуж за мужчину, похожего на отца. За таким — как за каменной стеной.

— Это правда, что супруг расстрелял ваш телевизор?

— Однажды муж пришел и сказал, что в нашем доме больше не будет телевизора. Я как раз смотрела на кухне «Санта-Барбару», то есть была обычной дурой, которая переживает из-за выдуманных страданий актеров. Герман объяснил, насколько важно чувствовать себя живой, жить со смыслом, а не чужими фантазиями, а потом подошел к телевизору и заявил: «Или он уйдет, или я». Я выбрала телевизор, муж вышел, несколько минут посидел в машине, потом вернулся и со словами: «Нет, все же уйдет он» — расстрелял телевизор из нагана. Но у нас оставался еще один, маленький, который я быстро припрятала и включала, когда все уже спали. Тем не менее слова и поступок Германа все же повлияли на меня: однажды, когда я смотрела какой-то сериал, вдруг ощутила ужас, будто кто-то стоит за моей спиной! И тогда я сама избавилась от второго телевизора.

— Вы вышли замуж без любви, но уже через несколько лет поняли, что это мужчина вашей жизни. Как завоевывал вашу любовь?

— Помню, что на первую годовщину свадьбы Герман подарил мне 365 роз — за каждый день жизни с ним. Герина мама сожалела, что такие деньги потратил, лучше бы, дескать, сервиз купил, но я запомнила его подарок на многие годы, эти розы до сих пор стоят у меня перед глазами.

Узнав о рождении Полины, Герман привез в роддом машину цветов. Они стояли на всех этажах, во всех палатах. А когда я вернулась из роддома домой, муж так разволновался, что неожиданно схватил и погладил пеленку. Впрочем, это было единственное, что он когда-либо сделал по дому.

Уже четверть века мы вместе, у нас пятеро детей и два внука. Наша жизнь не была безоблачной, случались и бурные споры, и удары кулаком по столу, такие, что аж баночка с аджикой к потолку подлетала, и упрямство, но Герман продолжает окружать меня заботой. И проявляется она не в том, что он потакает моим желаниям, а в том, что ответственность за все самые важные вещи в семье — наше здоровье, насыщенность жизни, приспособленность к ней, комфорт — он взял на себя.

— В девяностые, когда миллионеров и членов их семей регулярно убивали, Герман спасал вашу жизнь частыми переездами. И пять лет вы скитались, не имея собственного дома…

— Недавно я подсчитала: мы переезжали 32 раза! Когда Герман стал миллионером и первым из русских открыл офис сначала на Уолл-стрит в Нью-Йорке, а потом в Лондоне и Вашингтоне, внимание к нашей семье со стороны СМИ и конкурентов было колоссальное. Заботясь о безопасности семьи, Герман часто менял место жительства. Долгое время у нас не было собственного гнездышка, мы срывались и перелетали в новые квартиры и дома… Потом муж поселил нас с дочерью на пару лет в Нью-Йорке, а вернувшись, мы приобрели дом на Рублевке.

Гере тогда было 27 лет, нам всем хотелось уюта и стабильности. На Рублевке мне очень нравилось: свой сад, цветы, яблони. Одного за другим я родила троих мальчишек…

— Зачем же было уезжать в глушь от жизни, о которой мечтают многие?

— Внезапно Герман разорился. В 2004 году он баллотировался в президенты России, потратился на агитационную кампанию, а его неожиданно сняли с регистрации… Муж сказал, что придется продать наш дом и переехать. А через неделю сообщил, что поедем… жить в лес. Что со мной творилось — не передать! Я так расстроилась, так не хотела уезжать, ведь я была беременна! Но Герман пообещал, что к тому времени, как надо будет рожать, он построит для меня красивый дом. Сопротивляться было бесполезно, и мы переехали в Малую Слободу. Первое время жили в палатке, нам постоянно хотелось есть.

Муж обещание сдержал. Не знаю, где он достал на это деньги, но до родов дом был готов. Деревянный, с черепичной крышей — сказка, а не дом! Но накануне новоселья его подожгли, облив нашим же бензином из канистры. Геры как раз не было дома, я уложила детей спать, а ночью меня разбудил местный мужчина с криком «Алена! Горим!» Открыв дверь, увидела, как пылает наша мечта о новой жизни. Это событие изменило мое отношение к комфорту.

Испытав на себе, что такое жизнь в роскоши, и что такое «экстрим» в лесной глуши, я поняла: для того чтобы чувствовать себя счастливой, из достижений цивилизации мне достаточно горячей воды и стиральной машины. Если ваш милый — человек, которому можно доверить свою жизнь и жизнь детей, то с ним будет рай и в шалаше. А если он скучный, недостойный, то с ним вы и во дворце будете несчастной. Я много видела таких на Рублевке.

Сейчас мы живем на природе — без заборов и с минимумом цивилизации. У нас свои овцы, козы, индюки, лошади, дети уверенно сидят в седле и метко стреляют, Герман обучил мальчишек столярному делу, так что в доме у нас много вещей, сделанных своими руками, а старший сын, ему 16, соб­ствен­норучно построил деревянный дом. Мальчики продают свои поделки, мясо и хлеб, который сами пекут. Кстати, когда получаем прибыль в хозяйстве, муж везет меня в город, в торговый центр, и покупает новые платья.

«Истеричность и скандалы убивают женственность»

— Правда, что Герман не пускает детей в школу?

— У нас интересная жизнь, каждый ребенок целый день при деле. Дети не посещают городскую школу, занимаются на дому. Полина, правда, несколько лет ходила в школу, а мальчики изначально на домашнем обучении, занимаются с учителями, которых выбирает муж.

— Вы назвали книгу «Мужем битая», но пишете, что муж за всю жизнь ни разу не ударил вас. Тем не менее в своих интервью он рассказывает, что жену надо наказывать, ведь она — как ребенок, которого нужно воспитывать «кнутом и пряником». Вы с ним согласны?

— У нас не раз были случаи «на грани», казалось, еще чуть-чуть — и Герман меня ударит. Прожив с ним четверть века, я понимаю, что «слабое и беззащитное создание» часто может довести до состояния аффекта даже самого уравновешенного мужчину. Я говорю именно о нормальных мужчинах, а не о психически нездоровых, агрессивных.

Ко мне часто приезжают женщины со всей страны, рассказывают о своей судьбе, и я со стороны вижу, что в большинстве случаев причина несчастья женщины — в неуважении к мужу. Любить они умеют, а уважать — нет. Я тоже была такой, но активность и неординарность Германа, видать, научили меня мудрости. Смиряясь, начинаешь больше доверять мужу. Он это чувствует и благодарит.

— Теорию знают многие женщины. Расскажите, что вы делаете с обидой внутри себя, как с ней справляетесь?

— В юности я часто спорила, шла на принцип, боролась, упиралась до последнего, скандалила. Но со временем поняла, что Герман не тот мужчина, которым можно управлять, и переосмыслила свое поведение. Сейчас никогда не спорю с мужем. Даже если не согласна и все во мне кипит, включаю рассудок, пролистываю жизнь вперед и понимаю, что смысла кипятиться нет. Если Герман неправ, он сам со временем это осознает.

Чаще, впрочем, оказывается, что муж прав. Поймите, что, выясняя отношения, очень трудно сохранить женскую привлекательность. Истеричность и скандалы убивают женственность на корню. Мужчину нужно убеждать аргументами, а не криком. Хорошо подумала, сказала и… ждешь, пока этот довод, как ключик, повернется у него в голове.

— Что еще убивает женственность?

— Тотальный контроль, ревность. Я никогда не проверяла, где в данный момент находится мой муж. Мне нравится, что он при деле, занят. Я занимаюсь семьей, детьми, домом, чтобы создать ему тыл, а в его дела не вмешиваюсь, сцен ревности не устраиваю. Мой мужчина не может быть счастлив только семейными отношениями, ему важно реализовать себя в деле. Я это хорошо понимаю и искренне принимаю.

1813