Никто в этом многоквартирном доме не хотел говорить с этой бедной женщиной и даже избегал ее


У меня по соседству жила пожилая дама. Она молча пережила всех, кого она когда-либо называла другом. Дети пренебрегали ею, и все в здании тихо возмущались, когда попадали в ловушку на лестничной клетке, где она могла часами разговаривать. Запах печенья появлялся, задолго до того, как вы могли ее увидеть.

Однажды в холодное, дождливое воскресенье я решил поднять свою задницу и сходить к ней в гости. Это просто удивительно, как она это делает, она успокоила мое одинокое сердце с помощью печенья вместо виски. Она заставила меня пообедать, и мы поговорили. Ну, она говорила, а я слушал. Она заставила меня поужинать. Примерно в 8 вечера она вытащила фотоальбом и начала его листать, сквозь слезы, когда мы просматривали фото ее покойного мужа. Фотографии ее детей, которыми она так гордилась…

Именно в этот момент я вытащил несколько сморщенных, старых фотографий из своего кошелька и вклеил их в ее альбом. Фотографии меня в юности, веселого и среди друзей. Она взяла меня за руку и посмотрела на них, хихикая с моего брата.

Чайник начал свистеть, поэтому я позаботился об этом. Она улыбнулась и сказала, что я милый мальчик. Когда я вернулся с чаем, то увидел, как ее пальцы сжимают недавно вставленную фотографию, на ее лице появилась большая усмешка. «Миссис Дэвис?», — прошептал я, но она не отрывалась от новой фотографии в ее альбоме — новая память для старой девочки.

Да… она ушла… Счастливая, и с другом, у которого теперь болит сердце каждый раз, когда пахнут свежеиспеченные печенья.

1545