Подруга пришла к ней домой после того, как ее парень взбесился. Но когда ее бойфренд последовал за ней — случилось это!


У моей подруги был очень жестокий парень. Мы обе знали, что он настоящий социопат, но, конечно, будучи его подругой, она это отрицала. Наконец, она больше не могла этого отрицать и попыталась оставить его.

Он избил ее. Ей удалось сбежать от него, и она приехала ко мне домой, чтобы быть в безопасности. Однако мой дом был не так уж и безопасен. Он последовал за ней, разбил стекло на входной двери и разблокировал замок изнутри.

Хотела бы я сказать, что мы боролись с ним, но мы этого не сделали. Моя подруга уже провела несколько «раундов» с ним, и ни у кого из нас не было никаких навыков самообороны. Он быстро загнал нас в угол, скрутил и связал. Он рассказал нам, что он собирается делать с нами обоими (не буду повторять), и я уже почти смирилась с этим, будучи слишком избитой, чтобы бороться. Я просто застыла и онемела. Я не могла даже почувствовать физическую боль. Я словно… ушла.

Вот тогда, Ками, моя собака, пробила оставшуюся часть входной двери и вошла в дом. Обычно Ками — милая, любящая, даже немного глуповатая собака. Она была очень ласковой со всеми соседскими детьми.

Но когда Ками схватила этого парня, она была другим животным. У нее был дикий взгляд, а изо рта шла пена. Она истекала кровью от всех порезов, которые получила, когда пробралась через дверь, но она совершенно не обращала на них внимание. Она мгновенно вскочила на него, и я даже не могу описать звук, который он издал. Я просто закрыла глаза, когда она разорвала лицо этого парня.

И в этот момент звук открывающейся двери гаража просто заморозил нас всех. Мой отец был дома. Парень попытался воспользоваться моментом и уйти от нее, но Ками загнала его в угол и начала лаять и рычать. Мой папа, должно быть, понял, что что-то не так, потому что он был в этой комнате через мгновение, с ружьем в руке.

Приехала полиция. Были представлены отчеты. Проведен суд, и его посадили. По-видимому, это было не первое его нападение.

Порезы Ками зажили, и мы со временем тоже пришли в себя. У нас больше нет стеклянных входных дверей.

Теперь она уже старая девочка. Старая, милая, любящая девочка. Ее разум начинает покидать ее, а также у нее отказывают задние лапы. Возможно, она не помнит, что она сделала для меня (и моей подруги), но я этого никогда не забуду. Она может и приближается к концу своих дней, но я никогда не увижу слабую, бесполезную старую собаку. Она моя собака. Я не знаю, что мог сделать с нами этот сумасшедший социопат. Она даже не знает, как я ей благодарна, и в этом ее красота.

1973