РОДИТЕЛЬСКОЕ ЭГО: ПО ТУ СТОРОНУ ЛЮБВИ


Работая в детском лагере, с ужасом наблюдаю, как многие родители продолжают мучать своих детей и на расстоянии.

Мальчик Н. играет с друзьями. Звонок. «Извини, мам, я сейчас не могу говорить — перезвоню», — продолжая смеяться шутке друга, говорит он. Видимо, на другом конце слышит длинный монолог. Мальчик меняется в лице.
Радости как не бывало. «Мам, ну извини». Похоже, не помогает. Пулей вылетает из зала. Возвращается через 10 минут заплаканный.

Подсаживаюсь к нему, потихоньку начинаем болтать. «Мама обиделась за то, что я не хотел с ней разговаривать»… Ни намека на недовольство мамой, на ее оценку — только глубокое огорчение: я обидел любимого человека. Вечер испорчен. Педагогика в действии. (Скоро, скоро он поймет, что его радость, его дела не важны. Что главное — тупое подчинение. Скоро он научится у родителей манипуляциям. Скоро переходный возраст. Скоро он начнет возвращать.)

Другой случай. Под моим окном девочка объясняет маме: «Я обязательно все прочту, когда вернусь, здесь не до того — у меня много дел». Пытается рассказать о новых друзьях, о проектах, в которых участвует, о вчерашней игре, о своих радостях, успехах.

Шансов быть услышанной, а тем более понятой нет. «Мамочка, я тебе обещаю, я все прочту»… Нет, не слышит. Девочка продолжает разговор все больше всхлипывая, заканчивает рыданиями. «Хорошо, — это видимо, о чтении, — я все сделаю». Готово. Изнасилована. Теперь будет знать, как с родителями спорить! (Ну а побочный эффект — обучение вранью — не заставит себя долго ждать. Скоро она научится обманывать, говорить, что читала. Скоро начнет скрывать свои мысли, чувства, поступки).

Таких случаев десятки. А сколько проходит мимо меня, скольких я не слышу, не замечаю! Иногда, не выдержав, я тайно от детей перезваниваю родителям. Мы говорим с ними, и они соглашаются — с тем, что нужно признаваться детям в любви, что наиболее понятная причина звонка ребенку — просто потому что соскучились по нему, что если есть повод порадоваться за человека, нужно делать это непременно и сразу, и так далее, и тому подобное. Не встретил ни одного непонимания.

Ну так что же вы, родители?! Остановитесь за минуту до-. Сообразите, зачем вы звоните, вспомните, что будете говорить с любимым человеком. Это просто. И это — главное. Неужели этого не достаточно? Неужели главная форма общения для вас — это нравоучения? Неужели вы не понимаете, чем все это закончится — и для вас в том числе? Неужели эго так и дожрет вас до конца? «Я важнее любых друзей! Я лучше знаю, отчего тебе должно быть хорошо! Я расскажу тебе, как правильно отдыхать! Я знаю, что у тебя на уме! Я научу тебя, что вместо всей той ерунды, которой ты занимаешься, нужно делать! Я буду контролировать тебя всегда — только попробуй улизнуть, маленькая дрянь!..» И прочая, прочая, прочая…

Пожалуйста, перестаньте нести несчастье. Это не сильные слова, поверьте. Дети переживают испорченные отношения с вами именно так — как настоящее горе. И они никогда не предают вас. Во всяком случае, до определенного момента — пока не научатся. А вы?..

Дима Зицер

857