Дороже , чем сто тысяч миллионов!


В сказке про Малыша и Карлсона есть момент, когда после прогулки с Карлсоном по крыше, Малыш остался один, и его оттуда снимают пожарные. В тот вечер мама обняла его особенно нежно и ласково. Она сказала, что он для них дороже, чем даже сто тыщ мильёнов.

Моё сердце сжалось в комок, и я заплакала. Заплакала от того, что это такие простые слова… Но чтобы мама сказала их, Малышу пришлось оказаться в опасности.

Сколько же всего мы делаем, чтобы их услышать. Мы добиваемся, мы доказываем всему миру, мы сворачиваем горы, мы попадаем в неприятности, мы поднимаемся все выше выше, — всего лишь для того, чтобы, оказавшись на крыше, мы ощутили себя нужными, важными. Для того, чтобы о нас думали, чтобы нас уважали, ценили, чтобы нас поняли, чтобы о нас беспокоились. Чтобы кто-то близкий и родной был рядом. Каждый, кто сидел на крыше, знает и ждёт этого.

Чтобы нас сняли с крыши, прижали к себе и сказали: ты для меня дороже всего на свете. Дороже ста тысяч миллионов.

И мы устаём ждать. Наше сердце холодеет, и мы все больше и больше боимся подставиться в любви. Потому что это слишком больно, невесомо и непонятно — любить, ждать и смотреть в глаза. Обжигает. Бьет током. Колет в сердце и давит в груди. До комка в горле, потому что плакать нельзя. До ваты в голове, потому что понять и поверить в это — невыносимо.

Поэтому — любовь надо заслужить.
Поэтому — любовью можно избаловать.
Поэтому — любовь — это для слабаков.

Как часто, чтобы услышать или сказать важные слова, нужно оказаться у черты. И как же часто бывает поздно. А можно же просто так. Можно. Можно начать растапливать своё сердце. Растапливать его слезами. Словами.

Малыш, ты для меня дороже, чем сто тысяч миллионов. Я всегда буду твоей мамой.

Под пледом, без пледа, поедая сосиски, или, чистя зубы. Играя в мяч, или, смотря мультики. Собираясь на работу, или, поругавшись из-за разбитого, разлитого, разбросанного, не сделанного, — в сто тысяч первый раз: я так тебя люблю! Просто так. За то, что ты есть.

Малыш, ты для меня дороже , чем сто тысяч миллионов! И я всегда буду твоей мамой. Что бы ни случилось.

Жанна Ермашова

175