После этой истории я бросил таксовать


После этой истории я бросил таксовать

Были в моей жизни обстоятельства, вынудившие меня периодически подзарабатывать на своей «копейке». Закончилось, конечно, такое предпринимательство не очень приятно – ножом в шею, но сейчас расскажу о другом случае.

Как-то выжидая клиентов на привокзальной площади, я увидел мужчину лет тридцати пяти. Вел он себя несколько странно. От услуг, которые ему навязчиво предлагали профессиональные таксеры, он отказался, зато решился обратиться к частникам, а именно – ко мне. Ехать нужно было в соседний город, и за дорогу незнакомец предлагал ни много, ни мало – семьдесят рублей. По тем временам, я инженер, в месяц получал сто тридцать рублей, и такая щедрая оплата означала покупку кроватки для второго ребенка, который у нас с женой  дочкой должен был скоро появиться на свет.

В общем, я, конечно, согласился. Переживающие за меня таксеры, стали предупреждать, чтобы оплату я взял сразу, обращал на себя внимание на постах ГАИ и вообще был поосторожнее.

Сначала я, действительно, напрягся, но, спустя несколько километров, у нас завязалась вполне себе живенькая и мирная беседа про автомобили, стандартную нехватку зарплаты и т.д. Так, за разговорами, добравшись до пустынной автостанции места назначения, мой напрягшийся пассажир сказал:

Опоздали. Назад! (в тот город откуда я его забрал)

Я разворачиваюсь и, минуя несколько кварталов, получаю новое распоряжение, подкрепленное соткой из бумажника мужика:

— К морю, на Морвокзал (а это около 100 км).

Я уже, может, не так уж и из-за денег, а просто из сочувствия к своему пассажиру, мчусь по новым координатам.

В Морпотру было много машин. И только я притормозил, как нам резко перекрывает дорогу белая волга. Выбегает оттуда трое мужиков. Двое – к моему клиенту, один – ко мне. В общем, приняли его. Но, перед тем, как распрощаться со мной, мужик попросил командира, кивнув в мою сторону:

— Нужно расплатиться, он-то не виноват ни в чем.
— Сколько? – Спросил главный.
— Пятьсот.

Подивившись такой щедрости, главный достал из его бумажника купюры, протянул мне и сказал:

— Не всегда так хорошо заканчивается, можно и докататься.


720