Страшная история, которую рассказал мой дед Андрей


Страшная история, которую рассказал мой дед Андрей

Как-то случилось мне побеседовать со своим дедом по душам, когда он был подшофе, и язык его порядочно так развязался. Поведал он тогда мне многое, но запомнилось несколько историй из его детства. Дед Андрей, будучи мелким мальчонкой Андрюшкой лет 10-ти, жил на Волыни, это на северо-западе Украины. Было это послевоенное время, где-то 47-й год, и около деревни, да и на ее улицах, люди часто находили снаряды, что не разорвались. И вот сама история… которая про малолетних друзей и про фашистские снаряды.

Как-то Андрюшка (мой дед), и его друг Ванька пасли коров за селом. Погнали их в лес, так как там трава погуще, да и немного прохладнее в тени. Заигрались с собачонкой, которая с ними была и подгоняла коров, бегали, дурачились… и нашли приличного размера снаряд. Ну, идея малолетнего пацана ясна – давай взорвем! На том и порешили!
Долго пытались сдвинуть большой и тяжелый снаряд с места, дотащить его до костра, но не вышло, сил не хватило. Решили разжечь огонь вокруг снаряда. Собрали веток, листьев и травы, зажгли спичку. После, говорит дед, отошли метров на 20. Представляете, всего на 20 метров! Решение, видимо, не из лучших, учитывая такое близкое расстояние, да и само решение взорвать снаряд в костре – тоже! Но дети ведь, пацаны!

И вот, пришло время, и снаряд рванул, да так, что еще несколько минут от дыма ничего вокруг видно не было. Гул в ушах, слезы от испуга, бешеный стук сердца аж в голове, и по итогу, страшная, просто ужасная картина. Друг деда, Ванька, весь в крови, лежит и стонет, порванный весь осколками. А деда и пса вообще не зацепило, только кусками веток синяков наставило.

Побежал пацан Андрейка в село с криками, быстро собрал взрослых, пригнали кобылу с возом, погрузили ребенка, повезли…

Буквально день он еще прожил, детский организм не выдержал таких серьезных повреждений. Так, еще в 10 лет, мой дед лишился лучшего друга!

Много еще было историй в тот вечер, и о том, как застрелили ту собачонку пьяные соседи, и как мать умерла от болезни, и как деда в уже старшем возрасте служить в Сибирь отправили, где тоже насмотрелся ужасов в жизни. И в моей голове все это время был только один вопрос: как с таким детством, да и вообще, жизнью впоследствии, дед не двинулся, не сошел с ума, остался добряком и очень душевным человеком, помогал нас растить, постоянно научал жизни? Сильный человек, которому теперь, в старости, только бы детей с внуками почаще видеть, выпить рюмочку-другую за вечерним столом, да закурить очередную ядреную папиросу…


1596