Мой сын другой


Сашка боялась…очень боялась посещать общественные места вместе с ребёнком. Люди озлобились последнее время. Или всегда были такими, и она просто не замечала этого?

Если твой ребёнок хоть как-то выделялся, раздражал или по мнению людей находился где-то чуть ли не незаконно, то могли запросто выдать комментарий «очередная яжемать…куда прётся с ребёнком, пусть дома сидит».

У Саши выбора не было, Антошка умственно отсталый, ему 5 лет, и он всегда вместе с ней. В магазин, в кафе, если нужно перекусить, на работу. Хорошо, что хоть на работе её понимали, она приходила, забирала бумаги и уходила домой. Она набивала рукописный текст на компьютер.

Оставить Антона одного было нельзя, родители Саши далеко, а родня мужа и сам муж испарились из её жизни, когда узнали, что Антон болен, а она не собирается отказываться от ребёнка. Так и жили – куда она, туда и Антошка.

Однажды ехала в автобусе, Антошка сидит на сиденье, она стоит рядом. Заходит женщина лет 50. И вдруг начинает отчитывать Сашу.

-Ну и пошли яжематери, я вот явно уже пожила не мало и заслужила, чтобы сидеть в общественном транспорте, а своих детей садят и жопу поднять не могут.

-Я не могу ребёнка поднять, у меня ребёнок болен.

-Знаешь, что дорогуша! С больными детьми дома нужно сидеть, а не таскать их с собой.

Автобус загудел, большая часть поддерживала женщину. Сашка больше всего хотела выйти, но это единственный маршрут до дома. Автобус потом ждать около часу, если выйти сейчас. И нет гарантии, что там не будет такой же женщины. Тут вмешалась кондуктор, посоветовала всем заткнуться, особо голдящие будут высажены. Она отправила Сашку с сыном на своё место, а их место с лицом победителя заняла та дама.




Сложнее всего было ходить с сыном в кафе или столовую. Ходили они очень редко, но когда у них было много дел и приходилось ехать в поликлинику, на работу, за продуктами, то приходилось заходить перекусить. Садилась она всегда в самый дальний угол, подальше от людей. Но даже через 5 столов, кто-нибудь особо глазастый узревал их и в лучшем случае пялился. В худшем случае не стеснялись высказать, что вид ребёнка портит им аппетит.

Саша давно мечтала сходить в детский центр, но это так и оставалось мечтой. Один раз они попробовали. Пошли сначала в детский уголок, где всякие мягкие кубики, небольшие горочки для детей. Но дети видели, что Антон не такой, как все – слабее и беззащитнее. И не стеснялись его толкнуть или ударить. Замечание делать было бесполезно, мамы и папы отпрысков начинали шипеть и говорить, чтобы забирала своего ребёнка раз он такой неженка. Потом перешли на малышковые карусельки, оттуда их попросили уйти администраторы центра – других родителей её ребёнок смутил. Со слезами на глазах она ушла с ребёнком оттуда.

Чем старше становился сын, тем больше это бросалось в глаза. Его разглядывали, как дикого зверька. Терпение лопнула, Саша выставила на продажу квартиру. Решено было перебираться за город. Спустя пару месяцев покупатели нашлись, риелтор был очень удивлён. Стоимость была среднерыночная и он прогнозировал, что продавать квартиру будут долго, но видимо свыше хотели, чтобы у них всё получилось.

Переехали они буквально за месяц, за деньги от квартиры в деревне смогли купить очень хороший дом с удобствами в доме, на остаток Саша взяла недорогую старенькую машину и теперь в город по работе они могли уже ездить, не мозоля не кому глаза.

Спустя год Саша смогла выдохнуть, разница очень была ощутима. Сын играл на улице во дворе – постоянно на свежем воздухе, местные жители хорошо к ним относились. Было хорошо и спокойно. Но Саша часто думала о том, что таких деток, как её сын очень много в мире, но часто ли мы встречаем детей инвалидов на улице, в торговых центрах, в кафе? Родители этих детей и сами дети тоже хотят жить активной жизнью, общаться с людьми. Но увы наше общество еще не готово, очень жаль. Но Саша надеется, что когда-нибудь они смогут с сыном быть среди людей, не встречая осуждающих или жалостливых взглядов.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/zhizneto/moi-syn-drugoi-5af6c26f9e29a2f10adf51dc


882