Я не знаю другой жизни


У нас в подъезде жила неблагополучная семья. Периодически выпивали, устраивали гулянки и портили нервы соседям. У них дочка Алиса. Девочка очень специфическая. И при таких говорят – пацанка.

Алиса эта была хуже своих родителей, если те в квартире погудели, то их вне квартиры не слышно и не видно, даже было удивительно как выпивку покупают и на что живут, если носа из квартиры не показывают. Дочка же еще та оторва.

После 9-го класса из школы её выперли, учиться дальше не пошла, на работу не берут, а может быть и не искала. То подъезд испортит, то семечки нащелкает и накидает. Если ночью звонок в домофон, то естественно опять забавляется Алиса.

Бороться с ней пытались, вроде и все знают кто это делает, а за руку поймать не могут. На учёте в детской комнате полиции она стояла. Придёт периодически участков к родителям, начинает им мозги полоскать и высказывать за неё.

Все визиты участкового заканчивались тем, что мать лупила её, а потом Алиса вся в синяках с новой силой пакостила. Могла замочную скважину залепить жвачкой, дверь испачкать. Поэтому жаловаться участковому выходило себе дороже. У девочки словно рентгеновское зрение было – на раз-два вычисляла, кто про неё говорил. Хотя участковый уверял, что молчал от кого сигнал шёл.

Однажды Алиса шла домой и её остановили местные мамочки, стали отчитывать за поведение.




-Ты в своём уме? Взрослая девочка. Такие вещи творишь. Посмотри на родителей – ты так же жить хочешь?

-А на что мне смотреть? Я другой жизни и не видела. Может наконец-то ваша опека обещанная обратит на меня внимание и заберёт. Получу потом квартиру от государства и буду жить, как человек.

Девочка видимо хотела больше привлечь к себе внимание, но не знала как.

А потом случилось событие, которые изменило отношение к ней у всех. Их жилмассив находился около реки, дорога к школе проходила мимо неё. Обеденное время, народу много. На реке два школьника бегают по льду, совсем мелкие – на вид первый-второй класс. И тут лёд проваливается. Один мальчишка уходит в воду и начинает барахтаться, второй выбегает на берег.

На берегу скапливается народ: женщины, мужчины. Все что-то кричат, звонят в скорую, в службу спасения, но никто не идёт на помощь – все бояться сами утонуть.

Мальчишка руками кромку льда хватается, кричит: «Я не могу больше! Не могу! У меня сил нет!». И тут Алиса подбегает, скидывает вещи и в одной футболке и штанах ползёт к ребёнку. До него добралась – вытянуть не может. Спустилась к нему в воду, куртку и рюкзак стянула с него, чтобы легче было. Пытается вытолкнуть – не получается. На берегу с десяток мужиков, не один не пошёл на помощь. Она сама худенькая, маленькая – какие там силы. Но получилось. Мальчишку вытолкнула, сама пыталась забраться и не смогла. Ушла под воду, ноги судорогой свело.

Мальчика спасли, а её нет. Когда матери сказали, она просто рухнула. На похороны пришли сотни людей, родители мальчика оплатили похороны и все хлопоты взяли на себя.

Мать Алисы после этого очень сильно изменилась, бросила пить, но поздно уже было. Прожила она там еще два года-потом переехала, соседи её очень осуждали, видимо из-за этого.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/zhizneto/ia-ne-znaiu-drugoi-jizni-5af9b0c1c71a92b2a858bf43


958