Старшая сестра от ребенка отказалась в роддоме, младшая его забрала


В нашем маленьком городе завидных женихов в 90-е годы можно было по пальцам пересчитать. Потенциальные невесты вступали в схватку за хорошего парня в 18 лет, чтобы не опоздать и не остаться старой девой. Проще было уехать в большой город и попытать счастья там, но не все были готовы на этот шаг — держала родня, дом, друзья.

Не могу сказать, что Даша любила Виктора. Но он ездил на иномарке, работал в крупной фирме, которая принадлежала его отцу. Местечковый олигарх. Выгодная партия. Даша решила — если выйдет за него замуж, то работать не придется — будет как сыр в масле кататься. А как заманить его в законный брак? Первое, что пришло в голову — беременность.

Вот только Виктор не собирался становиться отцом. Да и Дашу он знал весьма поверхностно. Это все равно, что родить от Абрамовича или Билла Гейтса. Где они и где мы, как говорится. Тогда Даша пошла на хитрость — она пригласила на день рождения молодежь, напоила Виктора.

А через месяц потребовала, чтобы он на ней женился — ночные забавы не прошли бесследно — Дарья была на первом месяце беременности. Вот только зачатию поспособствовал Дашин одноклассник, но тестов на отцовство в то время не было.

Витя взялся за голову — как он мог так оплошать? А потом сбежал в Москву, подальше от родного города. Даша с ребенком ему была не нужна. Девушка пошла к его родителям, а те руками развели — пусть сын сам разбирается.

Даша хотела прервать беременность, но ее отговорила младшая сестра Женя. «Не смей даже думать об этом. Он вернется, спросит где сын. А ты что ему скажешь? Не ломай ни себе, ни ему жизнь»

Даша подумала, что Женя права. Отцовские чувства не сразу просыпаются. А если мальчишка будет совершенно не похож на Витю? Ладно, соврет, что он — копия ее деда.

Прошло еще 8 месяцев, Витя так и не появился в их городе. А в Москве его ни за что не найдешь, для этого связи нужны, а у Даши их не было. Она родила сына и на утро объявила родителям, что напишет отказ.

Родители не возражали. Они потеряли работу на заводе и стабильно прикладывались к бутылке. А вот Женя умоляла, шипела на сестру, ругалась, на коленях стояла — просила малыша не оставлять.

«А как я жить буду? На что? Денег нет, родителей самих содержать надо, от них помощи никакой! Зачем мне этот ребенок!»

«Будь дальновидней! У ребенка есть отец, пусть его семья помогает финансово!»

«Они не помогут» — грустно сказала Даша. «Я к ним уже ходила»

«Тогда я его заберу. И буду растить, пока Витя не явится»

«Это не Витин сын» — сквозь слезы ответила Даша.

«А чей же?» — удивилась ее сестра.

«Стаса. Но это секрет. Никому не говори»

Младшая сестра уговорила старшую отказ не писать, это выльется в бюрократические проволочки и мальчишку они никогда не увидят. Из роддома они вышли вместе, но малютка сладко спал на руках Жени, а не Даши.

Дарья через пару месяцев собрала вещи и уехала в соседний город, искать свое счастье. Витины родители пришли к Жене с тугим конвертом, в котором лежали деньги. Обещали приносить еще.

Женя хотела им признаться, что мальчик им внуком не приходится, но деньги ей были очень нужны — на смесь, на коляску и на другие расходы. Без них она не справится.

Витя как сквозь землю провалился, из Москвы не вернулся ни через год, ни через десять. Сгинул в бандитских разборках. Его родители продолжали поддерживать внука, завещали ему свой дом и несколько квартир. Для престарелых родителей Вити — мальчик стал отдушиной, отрадой.

Объявись сейчас Даша или Стас все бы рухнуло, как карточный домик. Женю бы обвинили во лжи. Но все жили своей жизнью, а она всю свою любовь отдавала сынишке, пусть и не родному. Да и не она закрутила этот клубок из обмана, а ее старшая сестра.

Тяжело на душе, неспокойно. Совесть сжимается в комок, а в следующий момент — давит на виски, как свинцовая туча. Но позволить сестре оставить мальчишку в роддоме — еще хуже. Он — ее племянник, родной человек. И вся эта ложь — ради него.


251