Как не дадут за него маткапитал? На кой чёрт я его тогда рожала?


История эта случилась в 2010 году. К нам в отделение положили Любовь – 30-летнюю женщину из небольшого посёлка. Впрочем, себя она называла не иначе как Любашей, поэтому и я буду использовать ту же форму её прекрасного имени. Итак, Любаша ждала третьего ребёнка. Никаких особенных проблем со здоровьем у неё не было. Но перестраховаться было нужно: вторые роды у Любаши были стремительные, и врачи боялись, что в этот раз скорая просто не успеет доставить её в роддом. Ей предложили лечь к нам заранее, она согласилась. Казалось, все были довольны.

Здесь стоит остановиться и сказать несколько слов о характере Любаши. Она принадлежала тому типу русской женщины, которая знает всё и обо всём. Абсолютно по любому вопросу Любаша имела своё экспертное мнение. Притом именно её мнение было единственно правильным, и никак иначе. В их палате то и дело разгорались споры. Любаша поучала «глупых первородок»: «Как это он у тебя будет всё время в подгузниках? Не дело: взопреет, весь сыпью покроется. А вы разоритесь. Нет, звони мужу и говори, чтобы марлевые подгузники покупал. И пелёнок, пелёнок побольше». Если кто-то пытался заикнуться, что подгузники – это удобно, Любаша поджимала губы: «Удобно – так удобно. Намучаетесь потом».

Ещё Любаша любила порассуждать на тему воспитания: «Не приучайте к рукам, положите в кроватку – и пусть плачет. Я своего малого так по полчаса не брала. И ничего. Орал-орал, а потом уставал, сам засыпал. А то некоторые любят их таскать до посинения. Кому это надо?». В ответ на эту тираду одна из тех самых первородок, Леночка, посмела рассказать, что психологи советуют как можно чаще брать на руки малышей, так как так развивается чувство привязанности. Но куда там: мнение психологов Любашу не интересовало от слова «совсем». Она сама себе психолог и сама себе эксперт.

Впрочем, соседкам по палате от информационной тирании Любаши страдать предстояло недолго. Уже через два дня Любаша отправилась рожать. Роды прошли хорошо: быстро и без каких-либо проблем. Проблемы начались на следующий день.

После родов Любаша попала в трёхместную палату. Совместного пребывания с детками тогда у нас в роддоме ещё не было, малышей приносили на кормление строго по часам. Всё свободное от кормления время девчонки посвящали болтовне. В какой-то момент речь зашла о строительстве. Одна из Любашиных соседок, Света, рассказала, что они с мужем мечтают построить дом. Любаша с радостью её перебила:

– Хватит мечтать, делать надо! Вот мы с мужем уже фундамент поставили. А сейчас за третьего маткапитал получим, объединим его с маткапиталом за второго и будем дальше строиться. Авось, через года полтора-два въедем в свой коттедж.

– Любаша, погоди! Так ты на второго маткапитал уже получила? Тогда тебе на третьего ничего не положено.

– Как это не положено? Всё положено! Его дают на второго и последующего ребёнка.

– Всё правильно. Но дают один раз.

– Не сбивай меня с панталыку! Тебе откуда знать, ты ж первого только родила?!

– Так я юрист и про законы в курсе немножко.

– Да фиговый ты юрист по-видимому!

Выпалив последнее оскорбление, Любаша начала нервно названивать мужу. Дескать, беги, узнавай, положен нам маткапитал на третьего или нет. Муж сбегал в юридическую консультацию, перезвонил жене и сообщил ей ужасающую новость: третий ребёнок будет «бесплатным».

Разразилась буря. Любаша бушевала так, что всем вокруг хотелось спрятаться:

– Да на кой чёрт я его рожала-то? Нужен он мне, что ли? Я его вообще забирать не буду. Мне и двоих хватит! Один обман кругом! Политиканы чёртовы!

После этого Любаша демонстративно отказалась кормить принесённого ей сыночка. Более того, она затребовала документы на отказ от ребёнка. Чего она этим хотела добиться, было не понятно. Может, думала, что припугнёт нас, и мы как-нибудь выбьем ей вожделенный маткапитал? Не знаю. Но нам пришлось звать психолога. Та долго говорила с Любашей, а потом, выйдя из палаты, предупредила: «Погодите, дайте ей отбушеваться. Успокоится, и ребёнка себе затребует». Так, собственно, и вышло. Любаша хоть и была крайне недовольна, разговоров об отказе от сына больше не вела.

Мы потом долго гадали: это как же так получилось, что такая всеведущая и прошаренная (простите за грубый эпитет!) Любаша могла так ошибиться. Они ведь всей семьёй рассчитывали на эти деньги. Как же им никто не подсказал, что они совершают досадную ошибку в своих расчётах? Хотя, с другой стороны, чему удивляться? Я из интереса поспрашивала у своих знакомых, и добрая половина из них была уверена, что маткапитал теперь дадут и на второго, и на третьего, и на десятого. Дескать, чем больше рожаешь, тем быстрее богатеешь) Так что Любаша в своих заблуждениях была не одинока.


269