Я беременна, и приёмный ребёнок мне больше не нужен! Я его вернула…


К нам положили Алису – 38 лет, 33 недели беременности. Беременность первая и очень желанная. Оказалось, что забеременеть она не могла с 22 лет. Именно в этом возрасте она вышла замуж за Олега и они с ним решили, что мечтают о большой многодетной семье. Но вышло как вышло.

Что испытывает пара, которая столько лет не может зачать ребёнка? Бессилие? Разочарование? Опустошение? Думаю, подобрать подходящее определение будет сложно. Но понять их отчаяние может каждый. Алиса с Олегом испробовали всё, что можно и что нельзя. Они лечились не только у нас, но и в Москве, и в Питере. Даже вроде бы за границу ездили. ЭКО – мимо, всё –мимо.

В конце концов ребята свыклись с мыслью, что детей у них не будет. Своих детей. Но Алиса теперь бредила идеей приёмного материнства. Взять малыша из детдома, воспитать, услышать наконец заветное «мама» – она жаждала этого, мечтала об этом. Но Олег был категорически против. Говорил, что не сможет полюбить, что боится генетики. Можно ли его за это винить? Определенно нет. Такие решения не принимаются необдуманно, не принимаются сгоряча. Более того, если есть хоть толика сомнения, малыша лучше не брать. Олег знал это и не соглашался. Но вода камень точит. Так и Алиса ежедневными рассуждениями, рассказами о счастливых приёмных семьях да и просто грустным вздохами смогла убедить его, что ничего страшного в приёмном ребёнке не будет. Он сдался.

Следующий год Алиса и Олег посвятили прохождению школы приёмных родителей, сбору необходимых документов и поиску ребёнка. Ох, сколько времени они потратили на эти поиски! Малыша выбирали по множеству критериев. В нашей области подходящих «кандидатов» не было, и ребята ездили смотреть деток в другие регионы. Наконец, они нашли Алёшку. Годовалый малыш с относительно небольшими проблемами по здоровью. Хороший милый мальчишка. Ребятам даже показалось, что он немного на Олега в детстве похож. В общем, Алиса с Олегом забрали кроху себе.

А уже через два месяца случилось невероятное. Алиса ничего не понимая, смотрела на тест с двумя полосками. Тест, сделанный безо всякой надежды. Просто очередная задержка, просто очередные гормональные проблемы… Но гормональные проблемы оказались беременностью сроком шесть акушерских недель. Это было чудо!

Именно так свою историю нам рассказала Алиса. К нам её положили из-за проблем с почками. Ничего особенно серьёзного, но Алиса сама настояла, что надо подстраховаться.

– А маленький сейчас с кем? С мужем?

– Маленький? Алёшка что ли?

– Ну да, Алёшка.

–Так мы его вернули.

– В смысле вернули?

– В смысле в Дом малютки. Отказались от него. Решили, что так будет лучше. Мы пока к нему не привыкли, он к нам тоже. У нас теперь доченька родится, Богданочка. Знаете почему мы это имя выбрали? Потому что она у нас Богом данная…

Дальше Алиса начала щебетать о своей дочурке. О чём в это время думали остальные участники разговора, я не знаю, но я думать ни о чём, кроме как о истории Лёшки, не могла. Это же просто жуть какая-то. Что значит «не привыкли»? Как вообще так можно?! Это же не кукла, не товар в магазине, чтобы его вернуть… Так просто не может, не должно быть!

Знаете, истории о том, что бездетная пара сначала усыновляла ребёнка, а потом наконец-то рожала своего – это далеко не редкость. Даже у нас в патологии я встречала много пациенток с подобными чудесами в анамнезе. Но ни одна из них не отказалась от своего приёмного малыша. Более того, одна из них, Юля, узнала о беременности, когда только собиралась забирать маленькую Алёнку из детдома. Казалось бы – зачем теперь забирать? Но Юлька так не думала: «Свою Алёнку я уже будто бы выносила. Она моя дочь, и точка! Будь что будет… И вообще, ведь именно благодаря ей я забеременела. А теперь мне от неё отказаться? Ни за что! Она уже ждёт меня, узнаёт, на руки ко мне бежит. А я к ней не приду больше никогда? Это разве по-человечески?».

По-человечески… Иногда люди забывают о том, что поступать стоит именно так. Мне наверняка напишут, что Алиса с Олегом были правы. Скажут, что ребёнок ничего не поймёт, что любить бы его они всё равно не смогли… Но я с этим не соглашусь. Даже новорожденные хорошо осознают, что их бросили мамы. Они ищут своего, значимого, взрослого. А тут как получилось? Появились те, кто заботился, целовал, укачивал перед сном. А потом – раз, и ты снова один, в казённой кроватке. И тебя не берут целый день на руки. И не целуют, и не жалеют… Даже думать об этом больно.


290