Катя родила в 15, но мать не позволила забрать ребёнка из роддома


Произошло это событие в 1979 году, в ноябре. Я как раз первенца родила, доченьку Иришку.

Лежала после родов в специальной палате для первородок. Сначала одна, затем еще трёх мамочек положили, таких же, как я. Ничего не знаем, ничего не умеем. Как ребёнка кормить, как пеленать…

Была в то время у нас одна санитарочка. Молоденькая, ей едва ли 17 лет исполнилось. Катюшей её звали.

Она работала только в дневную смену. Принесёт нам деток, сядет и наблюдает, кто как кормит. Если что-то не так — подскажет.

И разматывать разрешала, пеленать учила…

А в основном просто болтаем кто о чём.

В тот злосчастный день опять Катюша ребятишек нам принесла, села на мою кровать и давай трали-вали.

Обо всем переговорили, пока малыши наши насыщались.

Потом я спросила санитарку, можно ли доченьку развернуть. Катя разрешила. Распеленала я малышку, любуюсь — налюбоваться не могу. Такая она у меня ладненькая, красавица просто.

“Лапонька ты моя, солнышко. Кровиночка любимая. Цветочек мой. — начала я приговаривать. — Ну скажите, пожалуйста, как можно вот такое невинное, святое существо выносить и бросить в роддоме! Это же каким бессердечным человеком надо быть!”

Откуда у меня слова это взялись — сама не знаю. Но вижу, Катюша подхватилась с моей кровати, бледная, как стена. Посмотрела на меня и такая боль в её взгляде — не передать. Затем повернулась и выбежала из палаты. Мы с девчатами ничего не поняли.

Минут 10 спустя заходит к нам в палату медсестра, спрашивает, кто санитарку обидел.

“Сидит, — говорит — в ординаторской, белугой ревёт, а рассказывать ничего не хочет.”

Мы переглянулись с мамашами, плечами пожимаем: ведь никто ничего плохого ей не сказал.

Пересказываем то, что в палате происходило. Ну и мои слова, естественно. “Дурки вы набитые! — говорит сестричка. — Вот эти слова ударили по Катерине не в бровь, а в глаз”.

И рассказала нам историю этой милой молоденькой девушки.

Соблазнил её парень, когда ей ещё 15 только исполнилось. Забеременела она, а тот подонок как узнал, что отцом скоро станет, так сразу исчез. Но Катя решила всё равно рожать.

Родители ей запрещали, мать чуть в обморок не падала. Каждый день крики, скандалы. Но девочка родила.

Да вот только порадоваться не успела. 16-ти ей ещё не было. Чтобы забрать ребёнка — разрешение родителей требовалось. А мать ни в какую. Так и остался ребёнок в больнице. Через месяц в дом малютки передали его.

Катерина с тех пор ушла от матери, в общежитии живёт. Сюда в роддом устроилась, чтобы за чужими детишками присматривать, пока ей 18 лет исполнится. А потом заберёт сыночка своего. Так с врачами договорились.

Рассказала нам эту историю сестричка и ушла. А мы с мамочками долго сидели молча, друг другу в глаза посмотреть боялись. У меня на сердце так тяжко стало, передать не могу. Горько, больно. Сама себе готова была язык вырвать…

С тех пор прошло 40 лет… Года через 4 после того случая узнала я, что забрала Катюша сына из детского дома.

И парня хорошего встретила, замуж вышла. Но до сих пор мне покоя нет: ну кто за язык тянул? И молюсь все эти годы за ту юную маму: “Храни тебя Господь, Катюша!”


152

Загрузка...