Забытый


Забытый

Среди реаниматологов для пациентов есть своя классификация: перспективный, уходящий, контрольный, вегетатик и забытый.

Забытый — это пациент, который поставил на себе крест, ему безразлично абсолютно всё, его койку помечают специальной ленточкой, которую персонал старается обходить.

В нашей местной больнице, такие пациенты были редкостью и когда утром, придя на работу, медсестра обнаружила ленточку на кровати пациента, она невольно отшатнулась. Любопытство всё же взяло верх и она взглянула на больного. Это был седой, весь перебинтованный старик. Позже услышав от персонала его историю, что-то ёкнуло у неё в груди, откуда-то возникло желание помочь, поговорить, заботиться.

Прошлой ночью в жилом доме сгорела квартира, хозяин уснул с сигаретой, соседи не сразу почувствовали запах гари, пожарные приехали в тот момент, когда соседский мальчишка вытащил из горящей квартиры хозяина. Через несколько часов он скончался от ожога верхних дыхательных путей. А у хозяина квартиры дела обстояли немногим лучше.

— Дочка, не возись ты со мной, не стою я и волоса на твоей голове, и жизни не стою этой. — Проскрипел старик, когда санитарка помогала ему лечь по-другому.

Вечером, когда тяжёлая смена была закончена, она сидела у себя дома на кухне и решила рассказать его историю своим близким.

«Петру Семёновичу шёл пятьдесят шестой год, его жизнь ничем не отличалась от жизни обычного выпивохи. Жена от него ушла на пятом году совместной жизни, детей не было. Всю жизнь он перебивался шабашками, на постоянной работе на долго не задерживался, выгоняли за прогулы. С каждым годом выпивал всё чаще и чаще, в сорок лет получил инвалидность, стал получать пенсию и необходимость в работе совсем отпала. Женщины с ним на долго не задерживались, да он особо и не хотел, понимал, что только жизнь им испортит. В тот день, когда сгорела квартира, он уже почти как неделю был в беспробудном запое. А вот мальчишка, который его спас, вот кто достоин был этой жизни. Он ещё совсем малышами помнил этого мальчишку и его сестру. Бабушка их воспитывала одна, родители погибли в автокатастрофе. Ребята росли очень дружными, бабушка вложила в них душу, растила в любви. Он им иногда помогал по мелочи, кран там починить или ещё что. Нравились ему эти дети, жалко их было. Выросли они достойными людьми, учились всегда хорошо, бабушку старались не расстраивать. Жить бы да радоваться парнишке, а не за алкаша свою жизнь погубить. После этого Петру Семёновичу вообще жить тошно стало.» — Закончила свой рассказа Зоя.

— Не зря смерть стороной прошла! Нужен он здесь ещё для чего-то! — Подняла вверх указательный палец свекровь.

— Ох, мама, не верю я в это. Неудачное стечение обстоятельств, не более. Но щемит у меня что-то в сердце. Всю жизнь он не нужен никому был, а всего-то доброго слова не хватало и человека любящего рядом. — Размышляла невестка.

— Да какое доброе слово? Разве алкашу оно нужно? Горбатого могила исправит, говорят, так что тут что-то другое. Может у него здесь какая-нибудь миссия не завершена? Или в прошлой жизни нагрешил много, а в этой отдувается. — Всё не унималась свекровь.

— Мам, Вы больше так много не смотрите телевизор, — устало улыбнулась Зоя.

— Да ну, тебя! — Махнула на неё свекровь.

А на следующий день Зоя не увидела специальной ленточки на койке. Койка была пуста. Ночью «забытый» Пётр Семёнович умер.


1042