Потомок офицера НКВД извинился за деда

Потомок офицера НКВД извинился за деда

34-летний житель Томска рассекретил имена тех, кто 78 лет назад расстрелял его прадеда

Выпускник философского факультета Томского госуниверситета Денис Карагодин сделал для своей семьи, пожалуй, самое важное: выяснил, кто 21 января 1938 года убил его деда Степана Ивановича Карагодина. Сотрудники Томского Горотдела НКВД арестовали 56-летнего крестьянина 1 декабря 1937 года по «Харбинскому делу». Как организатора шпионской-диверсионной группы и резидента японской военной разведки. Его расстреляли.

Долгие годы жена и дети не знали об этом и надеялись, что Степан Карагодин жив. Лишь в конце 50-х семья получила справку о его реабилитации, из нее и стало ясно: Степан Иванович «умер в заключении».

Денис Карагодин. Фото: Денис Карагодин/stepanivanovichkaragodin.org

Денис Карагодин. Фото: Денис Карагодин

РАССЕКРЕТИЛ АРХИВЫ

Через много лет правнук репрессированного прадеда решил восстановить справедливость, доказать, что дело было сфальсифицировано.

Протокол расстрела. Фото: Денис Карагодин/stepanivanovichkaragodin.org

Протокол расстрела. Фото: Денис Карагодин

– Один человек убивает другого, а потом говорит: вы знаете, я его убил, но вот справка, что я его реабилитировал, – теперь все в порядке, – говорит 34-летний Денис Карагодин. – Нет – не в порядке.

Загрузка…


Он создал отдельный сайт для того, чтобы связаться с людьми и потомками расстрелянных. Трудности возникли с архивами советских спецслужб.

– Мне не давали ни малейшей информации, блокировали любые попытки доступа к документам, – рассказывает Денис. – Более того, скрывали, что такие архивы вообще существуют. «Сведений не имеем», – был стандартный ответ.

Степан иванович карагодин женой Анной Дмитриевной и сыном Львом. Фото: Денис Карагодин/stepanivanovichkaragodin.org

Степан иванович карагодин женой Анной Дмитриевной и сыном Львом. Фото: Денис Карагодин

Пришлось провести целое расследование, чтобы найти хоть какие-то зацепки и копии документов, из которых стало понятно, как работала машина сталинских репрессий

– Мне стали приходить письма на сайт, – поделился Денис. – По крупицам снимал данные сотрудников НКВД, формируя сводную таблицу-картотеку. Включал в нее и графологическую базу почерков, и личных автографов и почерков машинописного текста – у каждой печатной машинки он свой.

И совершенно неожиданно после повторного запроса из архива Управления ФСБ России по Новосибирской области Карагодину пришло письмо с копиями документов о расстреле и именами палачей: помощник начальника Томской тюрьмы Николай Зырянов, комендант Томского Горотдела НКВД Сергей Денисов и инспектор Екатерина Носкова.

Автографы палачей НКВД. Фото: Денис Карагодин/stepanivanovichkaragodin.org

Автографы палачей НКВД. Фото: Денис Карагодин

– Историки и специалисты не могут поверить в то, что документы есть, – говорит Денис.

В чем же секрет удачи Дениса? По мнению правнука, все дело в том, что запрос был сформулирован крайне точно.

– Все выходные я провел за расшифровкой полученных документов и дорабатыванием «профилей» убийц. И вдруг неожиданно понял, что мое расследование завершено. Это очень странное чувство, – признается Денис.

Членский билет сотрудника НКВД Николая Зырянова. Фото: Денис Карагодин/stepanivanovichkaragodin.org

Членский билет сотрудника НКВД Николая Зырянова. Фото: Денис Карагодин

«ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ О ТАКОЙ ПОЗОРНОЙ СТРАНИЦЕ ИСТОРИИ СВОЕЙ СЕМЬИ»

Опубликовав все данные на своем сайте, Денис получил письмо… от внучки одного из палачей – Николая Зырянова.

Николай Зырянов - палач НКВД. Фото: Денис Карагодин/stepanivanovichkaragodin.org

Николай Зырянов – палач НКВД. Фото: Денис Карагодин

«Я не сплю несколько дней, просто не могу, и все… Я изучила все материалы, все документы, что у вас на сайте, я столько всего передумала, ретроспективно вспомнила… Умом понимаю, что я не виновата в произошедшем, но чувства, которые я испытываю, не передать словами», – написала Юлия. Приводим цитату из ее письма:

«Отца моей бабушки (маминой мамы), моего прадеда, забрали из дома по доносу в те же годы, что и вашего прадедушку, и домой он больше не вернулся, а дома остались 4 дочки, моя бабушка была младшей. Вот так сейчас и выяснилось, что в одной семье и жертвы, и палачи… Очень горько это осознавать. Но я никогда не стану открещиваться от истории своей семьи. Мне поможет все это пережить сознание того, что ни я, ни все мои родственники, которых я знаю, помню и люблю, не причастны к этим зверствам, которые происходили в те годы, – продолжает она. – Горько, что ничего я не могу исправить, кроме того, что признаться вам в моем с Зыряновым Н. И. родстве и поминать вашего прадедушку в церкви».

Ответ внучке палача НКВД. Фото: Денис Карагодин/stepanivanovichkaragodin.org

Ответ внучке палача НКВД. Фото: Денис Карагодин

Денис Карагодин, как сам выразился, протянул руку примирения. Предложил обнулить эту историю и не сводить счеты.

ОПРОС “КП”

опрос-ВК-раскрывать имена палачей. 34-летний житель Томска рассекретил имена тех, кто 78 лет назад расстрелял его прадеда

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

«Не все из них были палачами»

Удивительно, но как будто «поймав волну» скандала в соцсетях по поводу расследования Дениса Карагодина, известное движение «Мемориал» выгрузило в Интернет данные почти о 40 тысячах сотрудников НКВД, служивших с 1935 по 1939 годы. Причем, в этих списках фамилии не только тех, кто подписывал и исполнял приговоры, но даже тех, кто сам был репрессирован за отказ участвовать в «большом терроре». То есть, все свалены в одну кучу.

Источник