«Я тогда переводчиком работала. Мой индийский босс надумал жениться.

«Я тогда переводчиком работала. Мой индийский босс надумал жениться.

«Я тогда переводчиком работала. Мой индийский босс надумал жениться.

«Я тогда переводчиком работала.
Мой индийский босс надумал жениться.

Жених он был что надо: богатая семья, хорошее образование, свой бизнес, и к тому же – красавец. По крайней мере, так было принято считать в Калькутте. Невесту родители нашли под стать – и собой хороша, и воспитана правильно.

— Разговор есть, — сказал мне босс как-то утром, когда я пришла на работу, — Тут такое дело. Сангита хочет приехать в Москву.

— Отлично, — ответила я, — Не вижу проблемы.

— Проблема есть, и она в тебе.
Объяснения босса показались мне совершенно изумительными.

— Видишь ли, Сангита очень хочет встретиться с тобой.

-Не очень понимаю, что в этом интересного, но если хочет…

— Но она хочет с тобой поговорить.

— И снова не вижу проблемы.

— Она будет тебя расспрашивать.

— Скрывать мне нечего.

— Вот тут-то ты и ошибаешься. Ты не должна говорить ей, что ты работаешь.

— Погоди-ка, — обрадовалась я, — Теперь я понимаю, почему она так хочет меня видеть. Мне тоже было бы интересно посмотреть на женщину, которая приходит просто так к моему мужу и сидит с ним с 9 до 18.00 каждый день без всякого повода.

— Да, — призадумался босс, — Это как-то неловко. Хорошо. Тогда скажи ей, что ты – вдова.

— Вот еще! – возмутилась я, — С какой стати я при живом муже.

— Но пойми ты, женщина не может работать ПРОСТО ТАК. Если она вдова – куда ни шло. Или, к примеру, если семья выгнала ее за распутство.

— Только этого не хватало!

— Тогда я не знаю, что будет! – сдался босс.

Собственно, ничего особенного не было.
Сангита (действительно неземной красоты девица) приехала из Индии, и взяла у меня подробнейшее интервью. В ходе интервью выяснилось, что я замужем, вышла замуж против воли родителей, и теперь живу со своим мужем и ребёнком отдельно от его папы и мамы, сама зарабатываю на хлеб, совместно с мужем принимаю решения о жизни нашей семьи, сама справляюсь с их последствиями, а золото и наряды мне не дарит никто, и перспектива моя в этом смысле очень туманна. Да, и готовлю и убираю в семье тоже я.
Добрая девочка выслушала мой рассказ со слезами на глазах, обняла меня и назвала «бедняжкой». Мужу своему она сообщила, что заставить женщину работать за деньги, готовить, стирать, и самой принимать решения о своей жизни – БЕСЧЕЛОВЕЧНО.

А уж отсутствие золота и новых сари иначе как оскорблением назвать попросту невозможно.
По отбытии Сангиты я получила премию за правильное воспитание молодой жены босса. Девушка еще долго рассказывала родне и подругам, как страшна участь женщины в России…»