После свадьбы мы зажили дружно и весело все вместе


После свадьбы мы зажили дружно и весело все вместе: моя мама, мой дед и мы с мужем. Да, и собачка Прутик, злющая такая, которая любила только меня.

Причем жилось настолько весело, что вечером, когда все семейство укладывалось спать, мы с мужем вздыхали свободно, ведь было ему 24 , а мне — 22 года.

После трех месяцев супружеской жизни у меня было много вопросов, но из — за воспитания я стыдилась спрашивать маму.

Прошло пять месяцев, и я, набравшись храбрости, говорю маме о странностях с месячными, исчезнувшими после замужества. Удивившись и схватившись за голову, она долго кричала на смеси идиша и русского; я разобрала только слово «дура».

Я сказала, что — не дура, а виновата она, раз не говорила со мной на такие темы.
Успокоившись, поговорив со всеми родственниками, мы создали военный совет, и решили отправить меня к гинекологу. Записали меня на прием, и я пошла…

Должна сказать, поскольку мама была очень больна, а муж пропадал на работе, отправилась я одна.

Меня пригласили в кабинет. Я, с девчачьими хвостиками и в маленьком ситцевом платьице, зашла… Женщина – врач, глянув на меня осуждающим взглядом, приказала сесть, чтобы заполнить карточку.

Почему – то стало жутко и страшно.
Она, спросив имя и фамилию, вдруг задает следующий вопрос: «Вы живете половой жизнью?».

Я обалдела — как это? И начала объяснять, мол, живу со своей семьей и сплю на кровати.

Она, хихикнув, попросила извинения и вышла в коридор.
А я сижу и боюсь все больше, мне в ней явно что – то не понравилось. Для чего половой вопрос и адрес? Может, она хочет пробраться к нам в дом?

Тут в кабинет входит толпа врачей, и страх мой сразу пропадает. Я спрашиваю, неужели все так плохо, мне говорят — случай запущенный и просят повторить все в подробностях.

Себе на благо я сделала и это. Однако, услышав стоны и икания, совсем растерялась…

На мое счастье в кабинет, где я сидела, чуть не плача, а врачихи сгибались пополам от смеха, вошел ДОКТОР.
Он, оглядевшись, выгнал всех из кабинета по рабочим местам, напомнив, чтоб предварительно умыли лица.

Это был Главный врач — Денис Иванович.

Попросив устроиться поудобней, он начал разговор со мной. Посмотрел на записи, ласково мне улыбнулся и сказал: «Бедная девочка, ты действительно ничего не знаешь?». Я спросила его: «Что?».

А он сказал, что половые отношения — это секс, и, наверно, я с мужем им занимаюсь.
Уф, тяжелый груз упал с моего сердца, я наконец поняла, чего от меня хотят.

Я ответила утвердительно: «Конечно! Да!». Тогда он спросил: «И что бывает после секса?» Я промямлила: «Здорово…».

ДОКТОР улыбнулся и опять задал вопрос, знаю ли я, откуда берутся дети?
И я, не будь дурой, начала рассказывать ему все, что знала.

Он остановил меня рукой и доложил, что я беременна.
Я засмеялась и сказала: «Этого быть не может, ведь беременных тошнит, им всегда плохо и всегда чего – то хочется. А мне ничего не хочется, и чувствую я себя прекрасно! Только вот месячных нет…».

Он сказал, раз пришла — раздевайся, сейчас буду проверять. Я начала расстегивать кофточку, он покачал головой, показав на кресло — нужно лечь.
Я положила руки в эти колечки и жду. Терпению ДОКТОРА, видимо, пришел конец, он объявил – прием ведет не проктолог, и на сегодня веселья ему хватит. Взял меня, уложил на кресло, стянул трусики и пристроил куда надо мои трясущиеся ноги.

Мне было стыдно до слез, но я не дала эмоциям захлестнуть меня.

Ужас закончился, ДОКТОР предложил мне одеться и поговорить. Я сделала в точности все, о чем меня просили. И расплакалась…

Он обнял меня и сказал, скоро я сама буду мамой, и что в следующий раз обращаться следует только к нему.

С тех пор прошло много лет. Я помню его — моего Дениса Ивановича, который так просто и доступно изложил мне то, что каждая мама должна вовремя объяснять своей взрослеющей дочке.

1548