Эта девочка была первой, кто решил заговорить с новой одноклассницей.


Ее звали Эмма. Она была новой девочкой в школе.

Я помню, как мне было очень жаль ее, потому что каждый ученик смотрел на нее, показывал пальцем и что-то шептал. Она была очень маленькой, худенькой и, что хуже всего, она была 12-летней девочкой, у которой не было волос.

Эмма оказалась в моем классе. Ее представили всем в тот первый день, и ей сказали найти свободное место. Эмма села позади меня. Она скрестила ноги, положила руки на стол и опустила на них голову, чтобы спрятать лицо. Она пыталась скрыть смущение, но все это чувствовали.

За обедом Эмма сидела за столом одна. Я думаю, она слишком испугалась, чтобы подойти к кому-то, в то время как все были слишком напуганы, чтобы приблизиться к ней. Примерно через 10 минут, я решила оставить свой стол и подойти к ней. Я вытащила стул и села. Я сказала: «Привет, меня зовут Венета. Ты не возражаешь, если я сяду рядом?»

Эмма не ответила, но кивнула, не поднимая головы и не поднимая глаз, чтобы увидеть меня. Пытаясь заставить ее чувствовать себя более комфортно, я начала разговор. Я рассказывала ей истории о наших учителях, классном руководителе и некоторых моих друзьях. К концу обеденного перерыва, она фактически смотрела мне в глаза, но на ее лицо не выдавало никаких эмоций. Она просто смотрела на меня.

Когда зазвонил звонок, и пришло время отправиться в следующий класс, я встала, сказала ей, что было приятно поговорить с ней, и ушла. Я чувствовала себя ужасно, уходя, поскольку я не смогла заставить ее поговорить или хотя бы улыбнуться. Мое сердце болело за эту девочку, потому что ее боль была так очевидна для меня.

Это произошло примерно через три дня, когда я была у своего шкафчика, готовя вещи для занятий, и Эмма наконец сказала «Привет. Я просто хотела поблагодарить тебя за то, что ты говорила со мной на днях», — сказала она. «Я ценю, что ты пытаешься быть доброй ко мне». Когда она начала уходить, я собрала свои вещи и пошла за ней. С этого дня мы были неразлучны.

Эта девушка просто захватила мое сердце. Она была любящей и заботливой, сострадательной и честной, но она была одинокой. Мы стали лучшими друзьями, и вскоре я узнала, что у Эммы был рак, и ей давали плохие шансы на выздоровление.

В течении пяти месяцев мы с Эммой были лучшими друзьями. Мы были вместе в школе каждый день, а затем вместе почти каждый вечер учились или просто гуляли — и, конечно же, каждые выходные. Мы говорили, мы смеялись, мы шутили о мальчиках, и мы фантазировали о нашем будущем. Я хотела быть ее другом всегда, но я знала, что это невозможно. Спустя пять месяцев, когда она стала моим лучшим другом, Эмма очень сильно заболела.

Я проводила с ней все свое свободное время. Я ходила в больницу, когда она была там, и спала у нее дома, когда она была дома. Я знала, и чувствовала сердцем, что я должна убедиться, что она понимает, что она стала моим лучшим другом во всем мире — сестрой, которой у меня никогда не было.

Я была дома в воскресенье, мы с папой смотрели футбол. Телефон зазвонил, и мама ответила. Я слышала, как она бормотала, а потом повесила трубку. Она вошла в комнату, ее глаза покраснели, и слезы текли по ее лицу. Я сразу поняла, что произошло.

«С Эммой все в порядке?» — спросила я. Ответ на этот вопрос я поняла, когда мама не смогла ответить.

Эмму срочно отправили в больницу. У нее очень высокая температура. Эта новость не была хорошей. Ее рак не реагировал на какое-либо лечение — он распространялся. Эмма проигрывала эту битву, чтобы остаться в живых.

Через три дня Эмма скончалась дома, в постели. Ей было всего 12 лет. Я помню, что чувствовала себя оцепеневшей, зная, что она ушла, но не совсем понимая окончательность всего этого. В течении следующих нескольких недель я быстро усвоила самый трудный урок, который мне когда-либо приходилось выучить в жизни.

Мало того, что я должна была научиться справляться со смертью, мысленно и эмоционально, я должна была научиться горевать. Я еще не умела этого делать. И вот однажды ее мама подошла и вручила мне коробку. Она сказала, что нашла его в вещах Эммы. Там была записка, в которой говорилось, что нужно дать коробку мне, когда ее уже не будет. Я взяла ее в свою комнату, смотрела на нее в течение часа, а затем, наконец, собралась с духом, чтобы открыть ее.

Внутри я снова нашла свою лучшую подругу.

Эмма оставила несколько наших общих фотографий в коробке, некоторые из ее любимых украшений и, самое важное, записку для меня. Я начала рыдать, но мне удалось это прочесть.

«Я никогда не думала, что когда-нибудь узнаю настоящую дружбу, — начала она. «Ко мне всегда относились как к аутсайдеру или цирковому уроду. Если кто-то говорил со мной, то они обычно спрашивали, что со мной не так, или, что еще хуже, спрашивали меня, собираюсь ли я умереть.

«Ты мой самый лучший друг во всем мире, и я никогда не забуду тебя. Если ты читаешь это, я нахожусь на небесах. Пожалуйста, не плачь. Я счастлива сейчас, и я больше не больна и не лысая. Я прекрасный, прекрасный ангел.

«Я буду следить за тобой каждый день. Я буду рядом с тобой во время твоего первого горя, и твоей свадьбы, я буду смотреть с радостью на тебя. Ты заслуживаешь лучшего, Венета. Никогда не меняйся и не забывай о нашей дружбе. Я так благодарна, что Бог позволил мне узнать тебя. Я буду ждать, чтобы увидеть тебя снова. С любовью, Эмма.»

Чтение этого письма изменило мою жизнь. Хотя она была больна и теряла свою жизнь, она потратила время, чтобы убедиться, что со мной все будет в порядке. Она хотела убедиться, что я смогу справиться с потерей.

Ее смерть была самой трудной вещью, которую я когда-либо испытывала. Но я верю, что Бог свел наши жизни и наши сердца вместе с какой-то целью. Мы нужны друг другу. Эмме нужен был друг, а мне нужна ее сила и мужество. Даже по сей день, я благодарю Бога за Эмму. Я также все еще разговариваю с Эммой каждый день. Я знаю, что она слышит меня, и я знаю, что она ищет меня. Наша дружба никогда не исчезнет.

Люди могут приходить и уходить, жизнь может измениться в одно мгновение, но любовь и дружба будут длиться вечно.

1391