Трудолюбивый сынишка

Трудолюбивый сынишка

266

Однажды, вернувшись с работы домой, я встретил в дверях нашего сына, которому было три с половиной года. Он весь сиял.

– Папа, я трудолюбивый! – заявил он.

От жены я узнал, что стоило ей отвлечься, как он опустошил пятилитровый кувшин с водой из холодильника, большую часть вылив на пол.

Мать, подавив в себе желание отшлепать его, спокойно спросила:
– Брентон, что ты хотел сделать?
– Мама, я хочу помогать! – с гордостью ответил он.
– Что ты имеешь в виду?
– Я помыл посуду вместо тебя.
И действительно, на кухонном столе была разложена посуда, и её-то мальчик и поливал из кувшина.
– Ну хорошо, а зачем ты взял воду из холодильника?
– Я не мог дотянуться до раковины.
– А, ну да! – Мать огляделась. – Послушай, а нельзя ли мыть посуду как-нибудь так, чтобы не разводить болото?


Мальчик призадумался, но лицо его вдруг просветлело.
– Я могу это делать в ванной!
– В ванной посуда может разбиться, – сказала мать. – Но есть идея. Когда ты захочешь мыть посуду, позови меня, и я помогу тебе поставить перед раковиной табурет, чтобы ты мог помыть посуду.
– Хорошая идея! – радостно воскликнул мальчик.
– А что нам делать с этой лужей? – спросила мать.
– Да-а-а, – задумчиво протянул сын. – Тут надо много бумажных полотенец.
Мать дала ему рулон бумажных полотенец, а сама пошла за тряпкой.

Когда жена рассказала мне о случившемся, я осознал, как важно было то, что она сумела сделать паузу между стимулом и реакцией. И это удалось ей благодаря тому, что она думала о конечной цели, которой был не чистый пол, а воспитание мальчика.

Матери потребовалось десять минут, чтобы навести порядок. Если бы она отреагировала пассивно, уборка могла занять те же десять минут, но разница была бы в том, что, встретив меня в дверях, Брентон назвал бы себя не “трудолюбивым”, а “плохим” мальчиком.