Памятный образ любви и преданности.

Памятный образ любви и преданности.

352

В моей памяти всплыла история, которая произошла в 1998-1999 годах, в то время я работал участковым инспектором в Минске. На моём “попечении” было чуть больше пяти тысяч человек, проживавших в шести много подъездных 9-ти и 12-ти этажных домах. Как-то, в ходе отработки жилого сектора после очередной квартирной кражи, я оказался в квартире, в которой проживали двое старичков, муж и жена. Им в то время было уже за 80 лет, но то, как они относились друг к другу до сих пор вспоминаю с удивлением, лёгкой завистью и теплом.

Работая в милиции постоянно сталкиваешься с человеческим горем, болью рядовых граждан и с теми, кто это горе приносит. Поэтому та встреча с двумя старичками произвела на меня такое впечатление, будто я увидел сверкающий бриллиант посреди кучи грязи.


Как обычно, с целью установить возможных свидетелей квартирной кражи, я совершал обход квартир в подъезде и задавал жильцам интересующие меня вопросы. Я до сих пор прекрасно помню улицу, дом, подъезд, этаж, номер и расположение квартиры, дверь которой открыл мне невысокий, сухонький старичок. “Божий одуванчик. — подумал я, — Как тебя ещё земля носит.” Но мои мысли замерли, когда я увидел, что за его спиной, чуть правее, стоит, держась за локоток старичка двумя ручками, такая же невысокая, сухонькая старушка. Мне сложно описать, что именно произошло в тот момент, но передо мной стояли люди, глаза которых смотрели на меня с такой детской непосредственностью, такой честностью и чистотой, что на мгновение мне показалось, что они сошли с иконы. Они пригласили меня на кухню, налили чашечку травяного чая и стали разговаривать со мной, как с давно знакомым человеком, некогда близким, но когда-то на долго уехавшим, а теперь — вернувшимся.


Я не помню, сколько я у них просидел. Заметив, что из крана тоненькой струйкой льётся вода, я поинтересовался, могу ли помочь. Но, как оказалось, кран был в порядке, просто у старичков уже не хватало сил полностью его закрыть, т.к. я закрыл его без особых усилий. Старичок курил сигаретку, а бабушка периодически подставляла ладошку и указательным пальчиком другой руки стряхивала в неё пепелок, который затем относила в раковину.

Они не были одинокими, к ним каждый день приезжали дети, живущие со своими семьями, но этим двоим старичкам не было скучно и вдвоём, ведь именно про таких, видимо, и говорят “Они жили долго и счастливо: и умерли в один день”.

Не у каждого так получится, не каждого ждёт такая старость, не каждому дано ценить своих близких при их жизни. Но пример этих людей для меня, как свет далёкого маяка, как “Ау!” в дремучем лесу. Их образы всплывают в моей памяти независимо от того, легко мне, или есть какие-то проблемы, я их просто вспоминаю. Уже больше десяти лет.