Всё началось тем самым ноябрьским вечером


Всё началось тем самым ноябрьским вечером

Всё началось тем самым ноябрьским вечером. Я отдыхала на диване с книжкой после трудового дня, а муж в очередной раз одерживал победу в Великой Отечественной, громко обзывая квадратные рожи в компьютере разными нехорошими именами. И тут я услышала тихий зов моего мобильного, детский голос прошепелявил: «я эшемешка, я пишла». Сообщение гласило следующее, цитирую: «Доченька, папа хочет внука! Ну, где я ему на даче, в 22 часа, ночью, внука возьму?!» Ошалело поглядев в экран мобильного я отправила ответ: «Вы чего там курите???» И прочитала послание мужу. На что он, добив очередной немецкий бомбардировщик, заявил: «Папу надо слушаться!»
Вот и до коридора доползла. Там полутьма, железяки ржавые по углам, что-то брякает в шахте лифта, где-то капает в железный умывальник…и ни души…шатаясь, бреду по пустому коридору, за мной волочится кровавая простынка…фаллаут, блин…всегда мечтала сняться в триллере про зомби
«Раздевайтесь. Драгоценности, одежду и нижнее белье отдавайте мужу – Вам они больше не понадобятся». Достойный ответ дежурного врача, на мои робкие попытки сообщить «А вдруг у меня схватки ложные – так я домой пойду», — «Из этого здания на вашем сроке выходят или уже родившие, или не выходят вообще».
Ощущения были ужасные. Казалось, что кто-то засунул мне зонтик в задний проход, а затем раскрыв его тянет изо всех сил.
Мне порекомендовали никуда не уходить, а полежать еще с часик на родильном столике с куском льда на животике, который стал вдруг такой впалый и напоминал воронку после взрыва.
Надо сказать, что роды меня пугали неимоверно: я вспомнила жуткую фразу из старого журнала, то ли «Работница», то ли «Крестьянка», прочитанную в далеком детстве: «во время родов женщина испытывает нагрузку, сопоставимую с нагрузкой солдата, в полной боевой выкладке совершающего марш-бросок на 80 километров». От этого стало не легче…
Сделали все маложивописные, но необходимые процедуры, выдали казенную рубашечку фасона «мешок из-под сахара с бантиком»
Через несколько минут все уже было окончено: появился мой сынок. Он был похож на котенка, инопланетянина и лягушонка сразу.

Не бойтесь рожать! Ведь истинное счастье — это когда твое чудо, по пояс перемазанное одновременно в банане, йогурте и каше вдруг, во внезапном порыве нахлынувших на него нежных чувств прижимается к твоей груди и верещит на всю квартиру: «Мамамама! МАМА!», а потом заглядывает тебе в глаза и хохочет.
Мы стали учиться тужиться. Олечка так хорошо помогала мне! Прижимала ноги к ушам, говорила, что надо делать…
Кто там, внутри меня, науке было не известно. В смысле, врачи не знали, мальчика или девочку предстоит мне родить. Дитя до последнего поворачивалось на УЗИ попкой, а в последний раз для верности конспирации еще и закрыло лицо рукой.
Мужественно взяв себя в руки, я решила провести все предродовые процедуры на дому . Вот этим делом мы с мужем и занялись. Думаете, успешно? Не тут-то было. В это самое время выключают электричество, и мы оказываемся в прямом смысле в интересном положении с бритвой в руках. Эх, если бы все мужчины прошли курс «молодого бойца», как в ту ночь мой муж! В одной руке свеча, в другой бритва, и стонущая рожающая жена перед глазами.
Сынуля у меня оказался ленивым и не торопился выглянуть на свет божий. В пол восьмого пришел муж, и врач бодрым голосом объявила: «Супруг пришел, запускать?» На что я ответила: «Не надо, я сама умру!»
О бытовых условиях 67 роддома можно писать долго и с упоением — ибо, что ни вспомни, все ужас-ужас.
Что? Где? Кто? Ой! Вот этот голубенький с яйцами, который на акушерку писает — это моё? Лохматый-то какой!
Конечно же, это полный бардак, когда рожающую женщину оставляют одну без помощи медперсонала. Я при начале невыносимых схваток вцепилась во врача мертвой хваткой и не отпускала ее от себя. К счастью для нее, это длилось не так уж и долго – часа три.

В такси оказывается, что не вся вода из меня вылилась дома, о чем малодушно молчу, но чтобы хоть как-то заглушить пробивающийся голос совести оставляю хорошие чаевые таксисту.
И тут — внимание! Во всем роддоме отключают электричество! Свет гаснет, я в полной темноте на родильном кресле, потуги и процесс родов я уже остановить не в состоянии, хотя меня виновато спрашивают, могу ли я не тужиться какое-то время. Когда понимают, что не могу, звучит новая команда: «Всем принести сотовые телефоны, включить их и направить сами понимаете куда!» Я, обалдевая от всего происходящего, вижу, как полукругом, напротив моих ног, выстраивается человек пять с включенными телефонами, слышу, что врач жалуется, что света не достаточно, кричу, что бы взяли с кровати мой сотовый (у него очень большой экран). К всеобщей иллюминации присоединяют свет от экрана моего мобильника, краем уха слышу, что, действительно, он один светит, как их пять, и чувствую, как на очередной потуге рождается головка…
Побежала в ванну бриться. Все-таки приятнее это сделать самой дома, чем в роддоме с чьей-то помощью. К тому же хотелось все сделать красиво. (После родов, когда живота не стало, пошла в душ и обалдела. Только человек в бессознательном состоянии мог сделать такое! Как будто пьяный тракторист по полю проехал.)
Схватки были уже очень сильные и больнючие. Я в полубессознательном состоянии попросила меня усыпить, на что получила ответ, что усыпляют только кошек и собак.
Очень запомнилось первое мытье маленькой попки. Уревелись с дочкой обе, я от страха уронить, дочка от бесцеремонного отношения
Кабинет УЗИ-диагностики. Я, врач и медсестра.
– Женщина, вы беременны. Срок примерно около трех недель.
Плодное яйцо… Какое плодное яйцо? Сама ты яйцо; Это мой ребенок!
— «Да, муж говорил, если что, скажи врачу, чтоб зашил, как для себя».
ПДР приближалось и мои родственники уже задолбали меня телефонной викториной « ну ЧТО? ГДЕ? Ну КОГДА же?»
И завертелось. Пришла дежурная врач, убедилась, что рожаю. Еще через пару минут явилась сестра и от дверей игриво улыбнулась и призывно помахала мне клизмой.
Когда у меня начались потуги, практически все родильное отделение собралось у моей кровати. Я открываю глаза, стоит один человек. Закрываю и снова открываю, а их уже двое. Закрываю, открываю — четверо. Геометрическая прогрессия остановилась на восьми медицинских работниках.
В рач говорит, что я сильно кричала (сама я помню все очень смутно), но это было скорее от напряжения, чем от боли. Она пыталась меня стыдить, говоря, что у моего мужа, стоящего под окном сейчас случится обморок или сердечный приступ от моих воплей, однако, выглянув, удивилась: мой ненаглядный сидел под окном на стуле, взятом из приемной, и преспокойно решал кроссворд. «Надо же какое самообладание», — восхитилась моя врач. А я даже успела обидеться между двумя схватками: я тут мучаюсь, а он кроссворд решает, не мог, что ли, в обморок упасть, так, ради приличия.
Сцеживаю Сереже молозиво в пузырек. Отношу в детскую. Сестричка смеется: «Мама пришла, капельки принесла!»
— Нуууу…. Кто это?
— Мой лягушоночек!
— Женщина, что такое говорите, вы мальчика родили!
Клизма была теплая! И по чуть-чуть, сказали, потому что по блату.
Больше по привычке решила попробовать сделать тест, задержка уже была приличная, да и срок годности теста отчаянно сигналил: «Используй меня, иначе будет поздно» .
Вспомнила еще кто-то разсказывал,что во время схваток раздвинул железную дужку в кровати и засунул туда голову а тут как раз время рожать.Так вызывали слесаря,чтобы он роспилил эту дужку,а то обратно она высунуть не смогла.
А я во время схаток пела песню «больно, мне больно», а когда зашивали разрывы рассказывала анектоды врачу — от счатья что уже все позади
Я была глубоко беременной, месяцев 8 или 8,5. Животик уже стал животом, большим и круглым, ну в смысле … очень заметным. И в один прекрасный день я собиралась пойти в гости к подруге. Звоню я ей, чтобы сказать, что выхожу, а она просит меня по дороге зайти в аптеку и купить… тест на беременность.
Захожу в аптеку, подхожу к окошку и говорю тетеньке в белом халате:
— Здравствуйте! Дайте, пожалуйста, тест на беременность.
Тетенька смотрит на меня внимательно. Сначала в мои глаза, потом очень внимательно на мой не маленький живот, потом опять в глаза и мягким таким, добрым, вкрадчивым голосом спрашивает: -А Вы что, сомневаетесь?

Я вникая в суть происходящего, с каменным лицом говорю:
-ДА!
Когда пришла к подружке и все ей рассказала, она очень громко смеялась, я бы даже сказала — ржала.
А я всем врачам запомнилась тем, что очень тихонечко (всего с 32 представителями медперсонала в род блоке ) родила свою двойню.
Дочку я рожала 1 апреля, каждого, кому я сообщала эту радостную новость , приходилось долго убеждать, что это не шутка
Мужу повторяла: « не смотри туда, не смотри туда»
а когда я тужилась, он мне пел : « ОЛЕ ОЛЕ ОЛЕ ОЛЕ !!!» — тип о мы на футболе
К аждая беременная считает своим долгом просить свежей клубники зимой. И непременно в час ночи. А эти постоянные слезы! Они готовы свести с ума любого, даже самого железобетонного мужа.
— У нас уже три дочери. Очень хотим сына. Врач пророчит нам еще одну девочку. Что делать?!
— Расстрелять врача, блин.
Выросла не существующая до этого грудь. К сожалению, очень скоро это стало незаметно из-за растущего живота. Классно было бы, если бы после родов по желанию оставляли грудь… без живота… Мечты…
Поправилась уже на 12 кг. Борцы сумо больше не кажутся такими уж уродами! Опять же, мерзнуть перестала. С утра бегаю, ищу колготки, их находит муж, рассматривает и с удивлением спрашивает: «А почему у тебя попа на них и сзади и спереди?»
Ночью на последнем месяце беременности:
– Кое-как заснула на левом боку.
– Проснулaсь от того, что затекло ухо от лежания на нем (раньше бы не поверила!) и устали ноги.
– Проверила наличие живота и, следовательно, ребенка. Тревожно ощупывая живот, побеспокоилась, что он не шевелится. Проснулась от этого окончательно, вспомнила, что ночь на дворе и все спят, и дети в животах тоже. Успокоилась.
– Полежала на спине с вытянутыми ногами – хорошо! И уши отдохнули.
– Стало тяжело дышать.
– Последовательно переместилась на правый бок: ноги, живот, тело, голова, поправила живот.
– Разбудила ребенка.
– С трудом открывая рот, спела ему некоторое подобие колыбельной, извиняясь за причиненное беспокойство, уговаривая при этом пихаться утром, а не сейчас.
– Постепенно все успокоились.
– Кое-как заснули.
Акушерка подняла мне боевой дух, сказав: «как пройдет клизма, так и все роды пройдут!»
Рожать с мужем мы решили вместе. Между схватками рассказывала ему некоторые подробности родов, дабы посмотреть на реакцию. Муж был готов ко всему, даже если я в прямом смысле рожу ежика и он сразу начнет голосить матом.

Доктор приходил каждый день, шутил, а напоследок учил нас дышать и дал простую и емкую инструкцию: «Девочки, орать не надо. Дети через рот не родятся!»
В коридоре я увидела своего мужа, стоял он какой- то пришибленный и тут еще добрая доктор говорит: «Попращайтесь с женой!». От шока муж уронил мне на голову рюкзак с вещами, которые я собрала в роддом. Поэтому в операционную я прибыла » ударенная пыльным мешком». Там меня заставили подписаться на каких-то бумагах . Я говорю : «Может после операции, а то без очков ничего не видно » , а они говорят: « а если что случится, то кто нам потом подпишет » — стало еще веселее.
Папочка еще очень давно отказался присутствовать при родах, мотивируя свое решение угрозой импотенции, обусловленной чувством вины и моим неприглядным видом. Не очень-то и хотелось! Я то знаю, что его просто пришлось бы просто откачивать в реанимации — и это в лучшем случае.
В перерывах между схватками я хватала доктора за руку и стонала: «Доктор, дайте мне наркотик!» Потом я просила кесарево. Потом засунуть ребенка обратно. В общем, вся бригада была готова меня утопить прямо в этой джакузи.
Маму вооружили ножницами, убедив ее, что «такая традиция», и она перерезала пуповину, забрызгав кровью стены и халат. Потом бегала вниз к ожидающим исхода событии родственникам , с восторгом демонстрировала этот халат. Там прокомментировали: «Перегрызла».
Сначала я боялась внематочной беременности, потом замершей, потом анэмбрионии, пороков развития плода, раннего излития вод, родовых травм и обвития пуповины . Врач категорически запретила мне пользоваться Интернетом , чтобы я окончательно не свихнулась , и пить побольше валерьянки.
Потом пошли на УЗИ (Доплер). Тут нас обрадовали, сказав, что вод нет почти. Как нет? У нас же многоводие ставили неделю назад! Через пару часов в палату пришла доктор. Посмотрела раскрытие – 3 см. Вскрыла пузырь . КАК ХЛЫНУЛО! Ну ни хрена себе – «у вас вод почти нет». А это что? Катька написала пять литров, что ль?
Муж к этому времени был уже почти в истерике, спрашивал, чем он может мне помочь, жалел меня и говорил, что второго ребенка заводить не будем, чтоб больше я так не мучилась.
Ребятенок лежал у меня на животе и удивленно смотрел мне в глаза. Пристально. Внимательно. «Здравствуйте, женщина. Изнутри Вы по-другому смотритесь. Я теперь буду смыслом Вашей жизни, если Вы не против».
И сбылось! Две полоски очередным утром. И долго еще потом скучали по мне фармацевты всех аптек, расположенных в радиусе 1 км. вокруг моего дома и работы Как же, как же, я уж было сделала им годовой план по тестам.
Каждый раз в начале схватки я слезала с постели и вставала в позу страуса. Выглядело это как буква «Г» с опорой на локти на кровать. При этом я смешно переминалась с ноги на ногу, изредка вставала в позу «ласточка» и цедила сквозь зубы «Все равно еще второго хочу и рожу».
Через какое-то время надо мной поднимают мой комочек и спрашивают «КТО РОДИЛСЯ???» отвечаю коронное «Ни мешочка, ни крючочка» (чем в очередной раз ввожу в ступор мед персонал… гы) и добавляю – а моя сладкая дочка! Акушерка расслабилась… а то видно уже собиралась вызывать мне психушку
Где-то через час меня пришли зашивать. Зашивали долго. Такое ощущение, что зашили все на фиг за ненадобностью.
Родовая оказалось довольно уютненькой, хотя и не апартаменты. На стене, никогда не забуду, висел плакат «Не волнуйся, все получится хорошо!».


2190

Сейчас также читают