«Мама, извини, что не позвала на свадьбу, но мы так решили»

«Мама, извини, что не позвала на свадьбу, но мы так решили»
«Мама, извини, что не позвала на свадьбу, но мы так решили»

Анна Михайловна, женщина сорока пяти лет с волосами пепельного цвета, собранными в небрежный хвостик, торопясь, забежала в библиотеку. Кинув на стул, стоящий у входа, свою черную сумку, она села и взглянула на Татьяну Денисовну, которая сегодня работала. Та, в свою очередь, удивленно посмотрела на сменщицу поверх очков в фиолетовой оправе.

– Аня, ты чего это тут? Сегодня же твой выходной или почитать пришла? – решилась пошутить она, хотя видела, что ее напарница явилась явно не из-за любви к чтению.

Анна Михайловна судорожно сжимала белый носовой платок и пыталась приоткрыть рот, чтобы объяснить причину своего появления, но непослушные губы дрожали, не давая сказать ни слова. Наконец у неё получилось выжать из себя небольшую фразу:

– Она… Она вышла замуж. А нас не позвали, – и, не выдержав обиды, зарыдала, склонив лицо низко над коленями.

Татьяна Денисовна, круглолицая, дородная дама среднего возраста приблизилась к женщине и, приобняв ее хрупкие плечи, начала расспрашивать:

– Кто не позвал? Что случилось? Я не понимаю.

Анна сквозь слезы пыталась объяснить коллеге, а по совместительству и подруге причину своей истерики:

– Вика. Она вышла замуж, представляешь! Я только сейчас узнала, – и, пытаясь успокоиться, добавила:

– Сказала мне: «Мама, извини, что не позвала на свадьбу, но мы так решили», – и снова слёзы градом полились из ее грустных глаз.

– Как же так? – всплеснула подруга руками и, приподняв Анну за локоть, повела ее в каморку для сотрудников библиотеки, приговаривая:

– Ну, ну, дорогая, успокойся. Сейчас чайку выпьем, и всё мне подробно расскажешь. Может, полегче станет.

Выпив горячего чая, Анна Михайловна успокоилась и поведала Татьяне Денисовне произошедший разговор с дочкой.

– Танюш, ты же знаешь, что Вика в соседнем городе учится. В нашем-то негде. Я ведь ей помогала, чем могла. Пока муж не мог устроиться на работу, я на двух работах корячилась, чтобы обеспечить её будущее, квартиру дочке в ипотеку купила, деньги высылала.

Татьяна вспомнила дочку Анны. Года два она её не видела, но уже тогда девушка была взрослой не по годам. Обучаясь в институте, у неё никогда не возникало желания помочь матери. Она только тянула с ее подруги деньги.

Тем временем Анна продолжала:

– Парня встретила, вместе жить они начали. Да что я тебе рассказываю, ты же знаешь. А сегодня вот сообщила, что они поженились и что свадьба, мол, в кругу друзей была.

Я её вырастила, выучила. Мне бы не так обидно было, если бы я у её мужа фотографии со свадьбы не увидела в социальных сетях. Там они с его родителями счастливые такие стоят…, – тут Анна Михайловна не смогла сдержаться, и предательские слезы вновь оросили уставшее и внезапно постаревшее лицо.

– Вот она…, – Татьяна Денисовна не нашла подходящих слов и задумчиво замолчала. Ей стало обидно за подругу. «Да как она посмела так обидеть мать?», – подумала женщина.

Анна Михайловна ещё немного посидела, а потом пошла обратно домой. Выговорившись коллеге и поплакав на ее плече, женщина почувствовала себя значительно лучше. А Татьяна до конца рабочего дня обдумывала свой план по помощи подруге. И придумала. Придя домой, она позвонила Виктории…

Через день, вечером, в дверь Анны Михайловны позвонили, но она не ждала гостей. Посмотрев в глазок, женщина увидела дочку с зятем. Опешив от неожиданности, она открыла дверь, и перед её опухшим от слез лицом появился огромный букет из разноцветных кустовых роз, хризантем и барашков. Виктория обняла мать и долго просила у нее прощения, объясняя, что родители её мужа Андрея пришли без приглашения. А потом сказала:

– Мамуль, мы хотели по-семейному потом с вами посидеть, так сказать, разделить радость. Собирайся, зови отца, в ресторан пойдём.

Анна Михайловна засуетилась, обретя свою прежнюю энергичность и по пути в комнату прокричала:

– Викусь, отец на работе, недавно устроился, по пути его заберём – и, счастливо улыбнувшись, побежала переодеваться…