Здороваться по-московски. Будни Черкизона

Работала в соседнем контейнере молодая девушка Света. Обыкновенная симпатичная девушка, которая, как и все, “понаехала” не от хорошей жизни. Работала, но очень сильно тосковала по сыну, оставленному дому, так тосковала, что в один прекрасный момент не выдержала, отпросившись на пару дней, привезла мальчонку в Москву. Оставлять его было не с кем, поэтому он тоже ходил на работу, то есть на рынок.
Работодателя Света успокоила, что это только на две недели, потом отвезет обратно.
5-летний Артемка – шустрый, непоседливый, сидеть в контейнере не хотел, бегал по торговой линии. Летом торговля слабая, своего рода – межсезонье, покупателей мало, поэтому торговцы обращали на Артемку внимание, угощали, кто конфеткой, кто шоколадкой, разговаривали. Почти у всех дома остались дети, поэтому к мальчику относились все очень тепло.
Светина мама звонила каждый день, беспокоилась и обычно заканчивала разговор словами:
– Вези скорее домой Артема, душа изболелась.
В очередной раз, когда позвонила бабушка и потребовала к трубке Артемку, состоялся такой диалог:
– Зайчик мой, как твои дела? Не обижают тебя там на рынке?
– Все хорошо, бабушка. А я теперь умею здороваться по-московски!
– Это как же?
– Салам алейкум!
Не знаю, что ответила бабушка, а мы посмеялись от души.

ххх

Летом и оптовиков было немного, обычно, они приезжали рано утром, ходили с деловым видом по рынку, волоча за собой тележки. Что-то покупали и к обеду разъезжались по всему бывшему Союзу. Про оптовиков надо писать отдельно, просто сейчас вспомнилась одна женщина.
Изнывая от жары и отсутствия торговли, мы пили кофе. Мы – это я и два соседа, Саня – с Волгограда и Игорек с Луганска, у них была своя “точка” с головными уборами. Пьем кофе и смотрим на покупателей. Редкие оптовики понуро бредут и поглядывают на товар.
Одна женщина средних лет выделялась из общего потока, шла с высоко поднятой головой, смотрела на всех снисходительно. Прям, королева осчастливила своим посещением рынок. На нас тоже бросила полный презрения взгляд. Санька сказал:
– Заходите, женщина, у нас большой ассортимент.
Буркнула в ответ:
– Сама знаю, куда заходить.
Гордо подняла голову и пошла дальше, споткнулась, со злостью посмотрела на нас и пошла дальше. И вот тут мы увидели на ее футболке, на спине большую надпись на немецком языке: “wir sind alle in Schei?e”.
Нет, ну, когда на китайских футболках нарисованы всякие рожи и иероглифами выложено: “Я старая облезлая обезьяна”, или “Моя цена 100 юаней” видеть приходилось, китайцы-торговцы показывали, да кто в Москве понимает их иероглифы? А по-немецки ведь многие и перевести могут, или даму устраивала такая надпись?
Короче, наших широких познаний вполне хватило для перевода. На спине гордой дамы было написано: “Мы все в говне”.
Когда она проходила мимо нашего соседа Арифа, торговавшего турецкими девичьими футболками, он сказал:
– Женщина, заходи. Я тебе хорошо уступлю, почти задаром отдам.
На что последовал ответ:
– Мне твоих подачек не надо. У меня денег больше, чем у тебя, понял?
– Да? Дай, немного, – Ариф протянул руку.
– Обойдешься. Лучше скажи, 52 размер есть?
– Э. дорогая, все модели только до 46-го.
– Для проституток, значит, – и пошла дальше с гордым видом.

 

Share via
Copy link