Из роддома забирали здоровую малышку, спустя 3 года мать оформила инвалидность


Лена и Дима были знакомы 8 лет, но не спешили оформлять отношения. Все эти годы им казалось, что в мире есть кто-то лучше. Они то расставались, то вновь сходились. А тут вдруг звонит Лена и говорит:

“Придешь на мою свадьбу в сентябре?”

“Жениха Дима зовут?” – спрашиваю я.

“Ага. Я беременна. Теперь нам друг от друга никуда не деться” – сказала Лена.

Свадебные фотографии получились очаровательными. Животика еще не было видно. И несмотря на то, что ребята уже давно жили вместе, выглядели они счастливой и влюбленной парой.

Из роддома забирали здоровую малышку, спустя 3 года мать оформила инвалидность

В положенный срок родилась девочка – Анюта. Я немного завидовала подруге и одновременно радовалась за нее – у нее в распоряжении было 2 бабушки и 2 дедушки, которые с удовольствием гуляли с коляской. Мне же приходилось спускать коляску с третьего этажа самой, мчаться наверх за дочкой и гулять в одиночестве.

Мастит, колики, недосып и другие прелести раннего материнства обходили Лену стороной. Я отдала сынишку в детский сад, вышла на работу на пол ставки, общаться мы стали реже.

Как-то увиделись в центре города, мама отпустила ее погулять по магазинам. Сели в кафе, Лена рассказала, что Анюта растет не по дням, а по часам. Зубки вылезли. Кушает смесь хорошо. Может часами играть с игрушками самостоятельно, пока мама наслаждается сериалами.

Правда, и странности у нее тоже есть – она может начать биться лбом о стены. Или проснуться ночью и несколько часов без перерыва кричать.

Я сказала что-то типа: “Все детки уникальные, терпи, мамочка!” и мы попрощались. А еще через пол года Лена позвонила встревоженная и сказала, что очень хочет со мной поговорить.

Оказалось, что она повезла дочь по врачам, на плановый осмотр. Невролог стала задавать вопросы, спрашивать – есть ли жалобы. Лена ответила, что все в порядке. Ну, и к слову упомянула про ночные крики, про самоагрессию. Про то, что кушает ребенок в 2 года только смесь, творог и тертый банан. От остальных продуктов отказывается.

Невролог внезапно нахмурилась. И выписала направление к детскому психиатру. Лена, выйдя из кабинета, направление порвала. Все дети индивидуальны, смысл ехать в психиатрический диспансер? Перерастет Анюта, научится всему, приобретет навыки.

А потом стала изучать тему в интернете – что должен уметь ребенок в 2 года. Смотрела видео. И ужаснулась. Ее дочь была абсолютно не похожа на остальных. Она не смотрела в глаза, не понимала обращенную к ней речь.

“Знаешь, мне ведь с ней и гулять во дворе не приходилось, мы на даче почти год жили. А у соседей малышей нет. Мне даже сравнить не с кем ее было” – с грустью в голосе говорила девушка.

Они все же поехали к врачу в частную клинику, который предположил ранний детский аутизм. Лена с мужем и их родители отказывались в это верить. Диагноз до 3 лет не ставится. Прописали таблетки, которые стимулируют мозговое кровообращение, но девочка от них перестала спать. Пришлось отменить.

Из роддома забирали здоровую малышку, спустя 3 года мать оформила инвалидность

В 3 года ничего не изменилось – ребенок не говорил ни слова, не понимал, что такое горшок, визжал при скоплении народа, отказывался от любой еды, кроме детского творожка.

Дима начал выпивать, он не мог свыкнуться с мыслью, что его дочь – не такая, как другие. И не хотел даже думать, что будет завтра, через год, через десять лет. Он перевез свои вещи к родителям и жил у них, в своей бывшей комнате, говорил – пока в себе не разберется. Но Лена понимала, что его возвращение – под большим вопросом. Мужчинам морально сложнее.

В деньгах Лена не нуждалась, родственники помогали. Но все же оформила инвалидность дочери, чтобы получать пособие от государства и тратить его на реабилитацию ребенка. Она очень надеется, что сможет социализировать Алену.


260

Сейчас также читают